Борис Медник: «Не думаю, что страховщики рвутся в страхование финансовых рисков»

Генеральный директор страховой компании B&B Insurance Co Борис Медник

Генеральный директор страховой компании B&B Insurance Co Борис Медник

Уровень развития страхового рынка – хороший индикатор степени развития экономики страны в целом. В развитых странах страхование занимает заметную долю в ВВП. В Беларуси же планируется достичь 1,5% доли страховых взносов в ВВП к 2011 году. Тем не менее, определенные позитивные сдвиги есть. О специфике и перспективах белорусского рынка страхования журналу «АЛЛО, МТС» рассказал директор крупнейшей негосударственной страховой компании Беларуси Борис Медник.

– В чем на ваш взгляд заключается специфика белорусского рынка страхования?
– В первую очередь в том, что рынок разделен на коммерческих страховщиков с одной стороны и государственных-полугосударственных с другой. Соответственно, есть виды страхования, которыми могут заниматься только госкомпании, а есть сферы, где себя могут пробовать все остальные. Ну, и плюс еще есть обязательная цессия – передача части рисков в обязательном порядке Белорусскому Национальному перестраховочному обществу. Такого подхода к перестрахованию сейчас нет ни в одной стране мира. Раньше было, но сейчас все, кроме белорусов, отказались. Нигде нет такого, чтобы было создано перестраховочное общество, которое бы имело долю обязательных цессий и которому страховщики должны отдавать половину бизнеса вне зависимости от того, как дальше будет распределяться перестрахование. Фактически это означает, что мы не контролируем риски, за которые отвечаем, в силу того, что существует Белорусская национальная перестраховочная организация.

– Но в мировой практике все же встречались подобные примеры?
– Да, во Франции, например, перестраховочная компания Caisse Centrale de Reassurance, которая в рамках своей миссии, имея гарантии французского государства, предоставляет перестраховочную защиту в секторах, которые являются недостаточно привлекательными для коммерческих перестраховщиков. Но там доля обязательных цессий достигала всего 10% и в дальнейшем уменьшалась, а не увеличивалась. В Беларуси же все наоборот.

– Есть ли какие-нибудь плюсы от подобного разделения?
– С точки зрения государства – безусловно. Когда я ставлю себя на место собственника, то понимаю, что нет ничего плохого в том, что я своим предприятиям даю определенные преференции. Но с другой стороны – мы все одинаковые налогоплательщики. А потому хотелось бы все-таки равных условий хозяйствования.

– В связи с кризисом появилась ли у юридических лиц повышенная заинтересованность в страховании?
– В части финансовых рисков – да. Плюс есть еще некоторый рост в строительно-монтажном сегменте. Но он связан, с теми иностранными инвестициями, которые приходят в страну в сфере строительства.

– А объемы, проценты известны?
– Точных цифр я вам не скажу, слишком много факторов: если все будет правильно, если мы сможем договориться с национальным перестраховочным обществом и так далее. Надо понимать, что когда в страну приходит инвестор, то он очень заинтересован в том, чтобы видеть прозрачность защиты. Человек приводит сюда деньги и говорит, мол, ребята, мы готовы здесь работать, исполнять национальное законодательство, но у нас есть мастер-полис и в рамках него мы хотим, чтобы риск шел по вот такой цепочке в компанию, которая имеет определенный рейтинг. Если это получается – хорошо, если нет – ну что ж… Кстати, один из сотовых операторов перестал страховаться в Беларуси только потому, что страховщик не смог договориться с перестраховщиком. Собственник сотового оператора только пожал плечами – не хотите, как хотите, будем страховаться в своей собственной стране. Это просто ремарка к тому, что происходит.

– Автоматизация банковской системы существенно повышает эффективность банковской деятельности, но вместе с тем, приводит к появлению новых рисков. Есть возможность утечки, хищения, утраты, искажения данных. В связи с этим, планирует ли B&B Insurance Co делать акцент на страховании финансовых рисков?
– Я не думаю, что сейчас страховщики рвутся в страхование финансовых рисков. Надо понимать, что в каждом конкретном случае взвешиваются все «за» и «против». Сейчас же ситуация такова, что неплатежи у субъектов хозяйствования рискуют превратиться в серьезную проблему. У многих предприятий достаточно шаткое финансовое положение. К сожалению, не все поставщики и потребители платят вовремя или платят вообще. Страховые компании этот момент, конечно же, учитывают.

– Какие страховые продукты, предоставляемые компанией B&B Insurance Co юридическим лицам наиболее популярны?
– Те же что и были: транспорт, имущество. Причем это не какая-то наша уникальная особенность – это характерно для всех компаний в мире. Страхование как бизнес существует уже лет триста в практически неизменном виде. Здесь не бывает такого, что вот мы придумали продукт и – бах! – все восхитились и побежали страховаться. Поэтому те продукты, которые популярны в мире, популярны и в Беларуси.

– Каковы перспективы развития страхового рынка Беларуси в 2010 году? Как повлияет на ситуацию приход российских игроков?
– Это вы про РосГосстрах? Я пока кроме громких заявлений никаких конкретных шагов, направленных на завоевание белорусского рынка, не вижу. Придут они или не придут, будут покупать компанию или начнут работать с нуля – пока определенности нет, а ведь от этой конкретики очень многое зависит. В любом случае, я думаю, что рынок в целом и потребитель в частности только выиграют. Придет новый страховщик – отлично. Ужесточится конкуренция, повысится качество услуг. Но каких-либо страхов нет. Здесь уже работают австрийцы, немцы, украинцы – все работают, всем хватает.

– То есть локтями никто толкаться не будет?
– Будет, а как же. Но в любом случае в Беларуси в области страхования пока крайне маленький охват рынка. И конкуренция сейчас связана не столько с тем, что слишком много игроков, сколько с тем, что не так много желающих страховаться. Поэтому мы активно работаем над тем, чтобы популяризировать страхование.

– В чем вы видите сдерживающие факторы в развитии финансового рынка страховых услуг Беларуси?
– Я неоднократно говорил о том, что с моей точки зрения самое важное, что могло бы поспособствовать развитию рынка – равные условия хозяйствования для государственных и частных компаний.

– За последнее время государство предприняло какие-то шаги в этом направлении?
– На мой взгляд, да. В феврале этого года правительство Белоруссии приняло решение об акционировании РУП «Белгосстрах» и его дочерней компании РУП «Стравита».

– К чему это приведет?
– Я могу только рассуждать, поскольку не владею всей информацией. Поэтому выскажу свое личное мнение. Я думаю, что это решение – позитивный шаг. Далее последует, как мне видится, приватизация. «Белгосстрах» – очень серьезный актив, который стоит огромных денег. Но ни один инвестор их не заплатит, если не будет равных условий хозяйствования. Фактически «Белгосстрах» из монополиста, который контролировал 60% рынка, может стать частной компанией, то есть потеряет свои преференции. И если не будет равных условий, то какой смысл в покупке? Ну, и не будем забывать о рекомендациях МВФ, в которых говорится о том, что надо отменнить долю обязательных цессий, надо отменить любые преференции для госкомпаний и привести законодательство в соответствие с общемировым.

Евгений Ерошенко для журнала «АЛЛО-МТС»

Борис Медник: «Самое важное – равные условия»

генеральный директор B&B Insurance Co Борис МедникПо данным Министерства финансов, на белорусском рынке открытое акционерное страховое общество B&B Insurance Co – крупнейшая негосударственная страховая компания. Именно поэтому за комментарием о ситуации на рынке страхования мы обратились сюда. На вопросы журнала ответил генеральный директор B&B Борис Медник.

– Борис Бениаминович, с какими результатами ваша компания закончила прошлый год?

– Две тысячи девятый был неплохим годом, мы даже кое-какой рост показали. Окончательные итоги еще не подводили, но в целом по компании, я думаю, рост будет где-то в районе 13 процентов. В белорусских рублях. Доля B&B на рынке примерно 11 процентов.

– Можете назвать основные проблемы, с которыми вам пришлось столкнуться?

– Проблемы такие же, как у всех. Просел корпоративный сегмент в части страхования имущества и просел корпоративный сегмент в части страхования грузов.

– На сколько?

– Процентов на тридцать.

– За счет чего удалось продемонстрировать рост?

– Работали много. Как я уже сказал, сегмент грузоперевозок очень сильно просел, поэтому пришлось выкручиваться за счет других видов страхования: транспорт, страхование ответственности. На самом деле, мы никаких особых акцентов в работе не делали, а просто работали. А уже рынок сам показал чего и как: где-то был рост, где-то спад. Сегмент страхование транспортных средств, например, достаточно неплохо себя показал. Очень сильно нам помогло входящее перестрахование. По сути же экспорт увеличили – и вот за счет этого направления основной наш рост и произошел.

– Как складывается ситуация в сфере страхования гражданской ответственности экспедиторов и перевозчиков?

– Мое мнение, что развитию этого направления очень поможет договоренность о Едином Таможенном Пространстве. В связи с этим мы ожидаем роста объемов транзитных перевозок и страхования, соответственно.

– Какова на сегодняшний день ситуация в области страхования грузов?

– Достаточно много было страхования морским транспортом из азиатского региона. Сейчас в силу кризиса эти потоки тоже несколько сократились. В части микроэлектроники меньше, в части оборудования и автомобилей – больше.

– Еще несколько лет назад белорусы неплохо себя чувствовали на российском рынке грузоперевозок.

– Да, а потом их количество сократилось. Но произошло это в основном из-за того, что часть белорусских перевозчиков ушла работать в Россию, то есть они стали резидентами российской Федерации. Но, если, благодаря ЕТП для перевозчиков здесь будут созданы условия не хуже чем в России, я думаю, что белорусский бизнес автоперевозок будет расти.

– Какие изменения законодательства на ваш взгляд необходимы в для дальнейшего успешного развития белорусского страхового рынка?

– В целом он и так достаточно успешно развивается. Но с моей точки зрения самое важное, что могло бы этому развитию поспособствовать – равные условия хозяйствования для государственных и частных компаний. Все остальное выстроиться само.

– Появились ли за последний год в портфеле компании какие-либо новые виды страхования?

– Принципиально новых нет. Но мы ожидаем, что будут эволюционировать и развиваться старые. Например, в связи с тем, что с 1 июля автовладельцы смогут заключать комплексные договоры внутреннего страхования. Это значит, что хозяин машины в одном договоре может одновременно не только застраховаться на случай причинения вреда другому участнику дорожного движения, но и застраховать свой собственный автомобиль. Соответственно, мы будет вносить изменения в те пакеты, которые мы предлагаем клиентам.

– Как вы могли бы охарактеризовать существующую тарифную ситуацию?

– Кроме того, возможно, в этом году нас ждет увеличение стоимости автострахования и понижение цен на страхование имущества.

– С чем это связано?

– В первую очередь с удорожанием ремонта. Тенденция пошла еще с прошлого года. Но если в прошлом году все автодилеры воевали между собой за рынок, а значит, держали низкие цены. В наступившем году эти процессы остановятся. Количество продавцов уменьшится, а цены вырастут. Затем вполне возможно, что ремонт снова подешевеет, но уже из-за конкуренции между владельцами ремонтных мастерских.

– Насколько правомерно говорить о коллапсе на автомобильном рынке?

– Коллапса не будет. Люди привыкнут к новым ценам. Как ни крути, а в Беларуси все еще не хватает автомобилей. Показательно машин на душу населения ниже среднеевропейского, так что будут покупать. Конечно, на привыкание понадобится время… Вот сейчас есть определенное оживление, которое связано с тем, что ставки таможенных пошлин для юрлиц повысились с 1 января, а для физических лиц они поднимутся с 1 июля. Могу предположить, что после 1 июля на рынке будет совершенный штиль, а потом… Машина это же такая штука, которая ломается. Приходится покупать новую.

– Какова статистика страховых выплат по видам страхования?

– Самый популярный вид по выплатам в силу конкуренции и некоторого демпинга – это автострахование. Кстати, в этом сегменте, на мой взгляд, сложилась довольно опасная ситуация. У большинства компаний размер выплат вплотную приблизился к 100 процентам, а у некоторых, насколько я знаю, достиг 130 процентов. Я думаю, что в этом году многие компании могут себя некомфортно чувствовать на рынке, в силу того, что в прошлом году было продано много дешевых страховых продуктов, которые придется обслуживать в этом году. Как поведет себя стоимость ремонтов, я пока не знаю – здесь слишком много факторов. Например, есть информация, что подготовлена, но еще не узаконена норма, по которой стоимость стоимости одного нормо-часа работ по восстановлению транспортных средств обязательного страхования увеличится в три раза. Тарифы пока в три раза никто не поднял, но все ущербы сейчас будут рассчитываться исходя из новой стоимости нормо-часа, что, на самом деле, повлечет за собой увеличение объемов выплат и убыточности в целом. В общем, могу сделать прогноз – 2010 год с точки зрения выплат по транспорту будет очень тяжелым.

– Можете назвать объем самой крупной выплаты за прошлый год?

– Четыреста тысяч долларов. Имущество.

– Насколько часто вам приходится сталкивается с потребительским терроризмом?

– Не очень часто. То что люди бьют машины – это нормально, для того они их и страхуют. Вопрос в том, что небольшая часть потребителей хочет получить больше, чем им положено, по договору страхования. И для этого идут на некоторые ухищрения, вплоть до легкого шантажа. но повторюсь, это достаточно редкое явления. Мы в месяц оплачиваем около двух тысяч страховок и только 1-2 случая из этого числа можно было бы отнести к потребительскому терроризму. Это даже меньше, чем статистическая погрешность.

Евгений Ерошенко