Наглядная иллюстрация

того, насколько х.ево жить в Европе…

Будут условия, будут и привесы

председатель правления СП «Белита» ООО, генеральный директор ЗАО «Витэкс» Виктор Терещенко

Виктор Терещенко — фигура в белорусском бизнесе более чем известная. Созданное им «с нуля» производство косметики — излюбленный пример отечественных достижений на мировом рынке. «Белита» традиционно входит в пятерку самых упоминаемых белорусских брендов. Однако косметический бизнес не единственное детище Виктора Алексеевича. Получив в 2004 году от государства убыточное хозяйство, бизнесмен сумел не только сделать его рентабельным, но и интегрировать в основной бизнес.

— Виктор Алексеевич, почему сельское хозяйство?

— Как вы помните, был указ президента о реанимации убыточного сельхозпроизводства. Промышленным предприятиям тогда предложили выкупить самые отстающие хозяйства. Одно из них — расположенное в Узденском районе СПК «Теплень» — досталось нам. «Вручал» СПК председатель Минского горисполкома Михаил Павлов. Помню, я был одним из немногих, кто возражал. Основным аргументом было то, что мы не имеем никакого отношения к сельскому хозяйству. Вот, например, есть МТЗ. Понятно, они трактора делают, на которых потом в деревне пашут. А мы от косметики к коровам… какая связь? Тем более если специалисты не справились, чего же ждать от нас, дилетантов?

— Как я понимаю, особыми успехами ваше приобретение похвастаться на тот момент не могло…

— О чем вы говорите! И сам район на то время в лидерах не числился, а уж что касается нашего хозяйства, то оно было худшим из худших и прочно занимало последнее 14-е место в местной табели о рангах. Это сейчас у нас рентабельность выше 15 %, а тогда… По зерновым средняя урожайность была 11–13 ц/га, а надои молока достигали 1 100 л на корову — козу хорошую можно доить лучше. Фермы добитые, крыши дырявые… Я первый раз когда поехал, как раз дождь шел — промок. Под стать основным показателям были и остальные, укомплектованность кадрами — 50 %. Техническая служба отсутствовала полностью: не было ни механика, ни инженера, ни заведующего гаражом — никого. За всю ветеринарию отвечал один зоотехник. Бухгалтерия, плановики — все примерно в таком же состоянии находилось.

— Пришлось поломать голову?

— Да, задача оказалась, мягко говоря, интересной. Балльность земли низкая, максимум по хозяйству — 28–29. Зарплаты были никакие, условия труда ужасные, техника добитая. При этом мы прекрасно понимали, что без кадров никакой работы не получится. Да, можно вбросить деньги, купить новую технику, продуктивный скот, засеять поля импортной пшеницей, но без кадров ничего работать не будет. Люди же массово бежали из деревни, и их можно было понять. Хозяйство ведь расположено всего в 40 км от Минска. Сообщение со столицей отличное, маршрутки ходят. В городе, понятно, зарплаты, магазины, ледовые дворцы. В общем, начали мы с долгосрочного планирования и не придумали ничего лучше, чем создание на селе локального города. Приблизить условия к минским.

— С чего началось возрождение?

— С базовых вещей. Для начала на минимальном уровне восстановили работу хозяйства: подлатали фермы, списали в утиль металлолом с мехдвора и т. д. Создали хорошие условия не только для скота, но и для персонала. Отремонтировали бытовые помещения, сделали нормальные туалеты с душевыми, организовали комнаты отдыха, выдали хорошую спецодежду. То есть сделали все, чтобы человек после работы мог помыться, отдохнуть, чаю попить, в конце концов. Потом занялись инфраструктурой, подвели газ, потому что без газа нормальное жилье со всеми удобствами сделать нельзя. Построили новые скважины водоснабжения и реконструировали центральную канализацию, проложили новую линию электропередач. И параллельно по всей стране начали поиск квалифицированных специалистов, на которых можно было бы сделать ставку.

— За несколько лет вам удалось вывести хозяйство-аутсайдер в лидеры. В чем секрет успеха?

— Составляющих, по сути, две: трепетное отношение к кадрам и жесткий расчет эффективности. По первому пункту я уже сказал, а что касается второго, то часто для повышения эффективности предприятия правильнее использовать не экстенсивный, а интенсивный путь развития.

Опять же поясню на реальном примере. Допустим, есть задача увеличить производство молока. Хорошо, давайте смотреть, от чего мы отталкиваемся. Очевидно же, что вал ради вала никому сейчас не нужен — важна прибыль. Нельзя просто взять и вместо одной цифры нарисовать другую — все должно быть экономически обосновано. Размер поголовья нужно соизмерять с наличием инфраструктуры. Существуют расчеты: сколько кормов нужно корове, сколько места и, главное, какую отдачу мы от нее получим.

Посчитали, выяснили, что в хозяйстве сейчас 100 %-ный баланс между производством кормов и размерами стада. Больше кормов мы вырастить не можем — нет земли. Значит, нет смысла увеличивать и поголовье. Конечно, ради «галочки» мы могли бы приобрести еще, скажем, 50 коров, построить для них новое помещение, закупить корма и потом отчитаться: дескать, задача выполнена, производство молока выросло. Но ведь это колоссальные и неоправданные затраты. В нашем хозяйстве среднесуточный надой сейчас 22,1 л. Это лучший показатель в районе, но я считаю, что этого недостаточно. Конечно, в районе есть хозяйства, которые и по 9 л в сутки доят, но не о них речь. Какой смысл увеличивать поголовье, если можно подтянуть эффективность по надоям? Когда у меня один работник трудится вполсилы, я же не нанимаю второго такого же. Нет. Я нанимаю хорошего работника. Поэтому сейчас, с одной стороны, плотно работаем над улучшением качества стада. С другой — для повышения эффективности молочного производства идем по пути роботизации. В декабре 2012 года сдали роботизированную ферму на 120 голов. Строительство и оборудование обошлись почти в 1,5 млн евро, но зато результаты хорошие, я буквально вчера ездил и смотрел. На этой ферме сейчас получаем около 30 л в день от коровы.

— На эффективность СПК повлиял перенос в деревню части вашего «городского» производства?

— Безусловно. Думать над темой интеграции аграрного и промышленного компонентов мы начали почти сразу. Дополнительным стимулом послужило принятие ряда нормативных документов, в том числе Указа Президента «Об упрощенной системе налогообложения», Декрета № 1 «О стимулировании производства и реализации товаров (работ, услуг)» и др. Вот мы и начали развивать промышленность. Сейчас в СПК работает три цеха, которые обслуживает персонал из почти 200 человек.

Что нам это дало? Как вы знаете, в сельском хозяйстве, кроме постоянных работ, есть еще и сезонные. Самые очевидные примеры — посевная и уборочная. Так вот стандартная проблема: чем занять персонал, который освободился после уборочной? В нашем случае она решается элементарно: все сотрудники имеют смежные профессии — водитель грузовика/комбайнер, оператор погрузчика/тракторист и т. д. Есть необходимость — люди заняты в поле, завершился сезон — возвращаются на промпроизводство. Кроме того, возможность получить в деревне работу, не связанную с АПК, выгодна нам с точки зрения закрепления кадров. Приехала, скажем, семья, где муж механизатор, а жена педагог с высшим образованием. Понятно, что дояркой на ферму она идти не хочет. Прекрасно: есть производство, иди туда.

Далее, как известно, «Белита-Витэкс» — косметика из натуральных продуктов. Зачем закупать то, что мы можем произвести сами? Поэтому в качестве одного из направлений занялись пчеловодством. Сейчас, по оценкам специалистов, у нас лучшая пасека в районе — всего около 200 семей. Полученные мед, прополис, маточное молочко и другие продукты используются в собственном производстве. Кстати, чтобы повысить эффективность, сделали пасеку мобильной. Пчелы весь сезон перемещаются в зависимости от того, что именно цветет: гречиха, луга, лесные травы. В результате в прошлом сезоне собрали рекордное количество меда на семью. Под пасеку построили дом пчеловода, где предусмотрены и ремонтная база, и хранилище инструментов, и оборудование для выкачивания меда.

— Насколько значимую помощь вам оказало государство?

— Честно говоря, мы все стараемся обосновать экономически и по возможности работать самостоятельно, не загружая районную администрацию своими проблемами. Хотя раньше проверяющие в хозяйстве практически жили. Потому что здесь был целый клубок проблем. Не могли посеять, а если сеяли, то потом не могли убрать. Сейчас к нам по таким вопросам редко ездят — все налажено, механизм работает. Хозяйство, несмотря на то, что это не агрогородок, является базовым, в нем регулярно проводятся семинары, изучают опыт. Мы гордимся тем, что после посещения нашего хозяйства Президент Беларуси Александр Лукашенко констатировал, что ЗАО «Витэкс» демонстрирует лучший пример участия инвестора в подъеме экономики ранее убыточного сельхозкооператива.

— По каким направлениям агробизнес «Витэкса» планируется развивать в будущем?

— Мы уже участвуем в программе плодоводства. Посадили сад, построили современное хранилище. Думаем также развивать переработку, только пока не определились, что именно: джемы, соки или и то, и другое. Вообще все время стараемся пробовать что-то новое. Вот вчера я разговаривал с представителем Украины, который рассказал, что в Киеве разработаны сорта грецких орехов, которые начинают плодоносить чуть ли не на третий год. На перспективу, возможно, нам это интересно, тем более что климат меняется.

Кроме того, сейчас в стадии отвода земли находится площадка, где в будущем расположится усадьба «Белита-Витэкс». На территории примерно в 50 га планируем построить полноценную зону отдыха. Есть озеро площадью 20 га, сейчас мы его чистим, а в перспективе пустим в него рыбу, организуем пляж с рестораном, кафе, гостиницей и спортивными площадками вплоть до теннисных кортов и поля для гольфа. При усадьбе планируем открыть минизоопарк, организовать конные экскурсии. Разумеется, в ресторанах и кафе будем использовать продукты питания собственного производства. Все это делается для того, чтобы по-настоящему, реально, а не на словах реанимировать село. Важно создать условия для такой жизни, чтобы люди сюда стремились. Вообще я, несмотря на то, что прошло уже почти девять лет, считаю, что мы все еще находимся на начальном этапе пути. Сделать предстоит гораздо больше, чем уже сделано. Понимаете, нельзя человека директивно заставить работать хорошо. Вот если создать условия, будут и результаты, и надои, и привесы.

Евгений Ерошенко «Белорусское сельское хозяйство» №3, 2013

Хозяйка «Великого Двора»

Директор ОАО «Великий Двор» Ольга Луцык

От личности руководителя напрямую зависит эффективность бизнеса. «Великий Двор» – можно приводить в пример как лучшее подтверждение этого тезиса. Только средний удой от коровы по итогам 2012 года здесь составил 8230 кг – 11 результат по стране. По другим показателям ОАО тоже занимает лидирующие позиции. Последние 42 года хозяйство возглавляет Ольга Луцык – человек, обладающий непререкаемым авторитетом, не только в рамках родного хозяйства. О том, как худший колхоз превратился в лучший, переносе японского опыта на белорусскую почву, нюансах производства и мотивации сотрудников Ольга Алексеевна рассказала «БСХ».

Путь в председатели

– Мой трудовой стаж 52 года из них 42 я проработала в этом хозяйстве. Родом я из Украины. В Беларусь попала благодаря брату, который работал председателем колхоза «Путь к Коммунизму» – сейчас это ОАО «Рочевичи» Столбцовского района. После того, как окончила техникум, в феврале 1962 года приехала в колхоз «Путь к Коммунизму» агрономом. Также меня избрали секретарем комсомольской организации. Через пять лет пошла на повышение – заместителем председателя колхоза и секретарем партийной организации в колхоз «Победа» – сейчас ОАО «Родина Якуба Коласа». Вскоре в аварию попал главный агроном хозяйства, и мне пришлось тянуть три должности: зама, секретаря и агронома.
(далее…)

Иконы на смартфоне

иконы на смартфоне

В помощь русскому автолюбителю :- )

«Операция «Арго»

Посмотрел «Арго»: за что там «Оскаров» надавали – не понимаю. Ну да, очень добротный телефильм про работу правоохранительных органов. Ни драйва, ни саспенса, ни охуенных режиссерских находок – нормальное производственное кино про шпионов, будни, блять, советской милиции.

Березовский умер

приемник - преемник

приемник - преемник

А вот если б Борис Абрамыч был жив, Екатерину Винокурову, Жанну Ульянову и Александра Бычкова из газеты.ру могли бы совершенно справедливо анально растерзать какие-нибудь чеченцы. А заодно и корректора, хотя хз, может в связи с новым главредом они тоже поувольнялись. Блин, даже тся/ться так не бесит. Ощущение что русские в Минск на курсы веб-журналистики ездят квалификацию поднимать.

Такой обычный фермер

Павел Волынец - фермер

До 2001 года Павел Волынец был обычным белорусским предпринимателем с широким кругом интересов, но без определенной специализации. К сельскому хозяйству приглядывался, но серьезного намерения посвятить жизнь работе с землей не имел. Все изменилось после того, как в СМИ начали появляться публикации об успехе Михаила Шруба: сейчас – знаменитого, а тогда просто успешного фермера.

Затратные овощи

– В начале двухтысячных долго думали, чем заниматься дальше, – рассказывает Павел Анатольевич. В итоге, решили, что интереснее всего будет попробовать себя в фермерстве. В основном, конечно, выбрали сферу деятельности благодаря Шрубу. Так случилось, что узнали про его хозяйство, а потом и побывали в гостях. Понравилось.

Место для будущего хозяйства долго не выбирали: поселок Копцевичи Петриковского района – родина семьи Волынца.
(далее…)

Безальтернативная фабрика белка

Олег Давыденко - член-корреспондент НАН Беларуси

В белорусском сельском хозяйстве соя, возможно, самая перспективная, но одновременно и самая противоречивая культура. Количество ее поклонников растет с каждым годом, но может ли соя соревноваться по рентабельности с традиционными источниками белка? Какую ее урожайность можно считать оптимальной? Является ли соя «нежным растением»? Эти вопросы мы адресовали член-корреспонденту НАН Беларуси Олегу Давыденко.

– Олег Георгиевич, какова сейчас ситуация с соей в мире? С чем связано то, что локальные мнения о сое колеблются от полного неприятия до безусловного оптимизма.

– Ситуация с соей и в мире, и в Беларуси меняется к лучшему. Ни одна культура в объемах производства не растет так быстро, как соя. По данным организации ООН по продовольствию и сельскому хозяйству (FAO), в 2010 году в мире было произведено более 261 млн. тонн соевых бобов стоимостью более 64,8 млрд. долларов. Сегодня это уже первая по темпам роста и шестая по количеству произведенной продукции культура в мире после сахарного тростника, кукурузы, риса, пшеницы и картофеля. Такой быстрый рост производства обусловлен уникальными свойствами этого растения: высоким содержанием (40-45%) дешевого и сбалансированного по незаменимым аминокислотам белка и высококачественного растительного масла (20%). Пока еще не разрешенная в мире проблема дефицита белка для индустриального животноводства и пищевой промышленности стимулирует рост объемов производства этой культуры. Следовательно, можно прогнозировать сохранение данной тенденции в ближайшие десятилетия. Хотя соя и содержит меньше растительного масла, чем другие масличные культуры, по объемам производства соевое масло превосходит рапсовое и подсолнечное вместе взятые. Соевого белка требуется так много, что высвобождаемое в процессе его производства соевое масло заполняет мировой рынок. В США под сою занято 29% всех посевных площадей, тогда как под кукурузу 31%, а под пшеницу 24%.

Что касается неприятия сои, то любая новая культура встречает сопротивление. Вспомните картофельные бунты в России или внедрение рапса в 80-х годах в Беларуси.

– Какие факторы в наибольшей степени влияют на рентабельность сои?

– Рентабельность сои зависит не только от урожайности, но и от площади посевов. Как правило, в масштабах 10-40 га доля накладных расходов слишком высока. Нормальная рентабельность наступает при посеве на площадях более 50 га. К тому же, как показывает практика, при больших посевах возрастает внимание к этой культуре со стороны агрономической службы и обычно достигается более высокий урожай. Если бы наши флагманы сельхозпроизводства серьезно занялись этой культурой, то вполне можно было бы ожидать существенного роста урожайности сои в Беларуси. К сожалению, за более чем двадцатилетнюю историю внедрения сои, мне только один раз разрешили засеять сою в одном хозяйстве на площади 500 га (обычно 20-30 га), да и то только потому, что урожайность зерновых там составила 1,2 т/га. Мы получили урожайность сои 1,5 т/га, т.е. вал не упал, а возрос!

В среднем затраты на возделывание 1 га сои не превышают затрат на выращивание 1 га зерновых (пшеница, ячмень) и составляют примерно 350 долларов на гектар. Нетрудно подсчитать, что при стоимости тонны сои около 500 долларов, «нулевая рентабельность» находится на уровне 0,7 т/га, а средний урожай в 1,5 т/га приносит прибыль более 100%. То есть при урожайности в 1,5 т/га, себестоимость производства тонны сои – 233доллара, при 2 т/га она снижается до 175. Некоторые хозяйства умудряются получить и 3 т/га, и при этом имеют себестоимость на уровне 117 долларов за тонну, что гораздо ниже рыночной цены.

Для сравнения средняя урожайность ячменя в Беларуси в последние годы – 3 т/га, при средних ценах на товарное зерно не выше 100 долларов за тонну. Чтобы получить на ячмене прибыль аналогичную сое нужно получать урожай более 7 т/га, что удается далеко всем.

– Какова сейчас средняя и предельная урожайность сои?

– За последние четыре года средняя урожайность сои в Беларуси – примерно 1,5 т/ га. В США, где ее производят 60-70 млн. тонн в год – 2,5 т/ га. На Украине при объеме производства более 1 млн. тонн – 1,2 т. га, в России – 1 млн. тонн и 1,1 т/га.

Мировой рекорд по урожайности сои – 9,3 т/га был поставлен на юге США. Американцы использовали очень поздний сорт, который не смог бы созреть даже в условиях Краснодарского края РФ. Что касается Беларуси, то начиная с 1989 г, ежегодно проводится сортоиспытание сои. На опытных участках средний урожай за последние несколько лет – 3,1 т. Некоторые сорта – до 4,5 т/га. Вот это и есть потенциальная продуктивность белорусских сортов сои.

В производственных условиях пока рекорд – 3,5 т/га полученные в 2010 г в посевах ОАО «Парахонское». Урожаи выше 2 т/га ежегодно получают еще несколько хозяйств. В принципе этого уровня достаточно. Те, кто говорит, что нужны сорта с большей урожайностью, просто гонятся «за валом». Вообще, если хозяйство может получить зерновые на уровне 10 т/га, то оно в состоянии получить и урожай сои в 3,5-4 т/га.

– Насколько конкурентноспособна соя в качестве средства решения «белковой проблемы» по сравнению с люпином, горохом, рапсом?

– Надо понимать, что суть «белковой проблемы» не в количестве белка, а в его качестве, которое определяется аминокислотным составом. По уровню содержания незаменимых (т.е. таких, которые организм животных и человека выработать не может) аминокислот соевый белок близок к животному. Например, лизина в нем в 2,5 раза больше, чем в белке зерновых. Именно поэтому коэффициент конвертации в мясо у зерновых примерно 10 (за 10 кг зерна 1 кг мяса), а у сои менее 1 (за 1 кг сои получатся более 1 кг мяса). Конечно, одной соей кормить животных нельзя и на практике применяются зерносмеси. В составе смеси для бройлеров, например, до 30% соевого шрота или жмыха и около 60% зерновых. Это обеспечивает коэффициент конвертации на уровне 1,6-1,7.

Основная доля физического объема комбикорма – отечественное сырье (зерно), но в структуре затрат большая часть приходится на импортные компоненты. В тонне смеси соя, занимающая 30%, стоит 150 долларов, а зерно, на которое приходится до 60% – всего 60. Если вспомнить про 5% импортного масла (как правило, подсолнечного), импортные аминокислоты и витамины, антибиотики, то получится, что в ценовом выражении наши комбикорма на 60-80% состоят из импорта. Можно ли успешно конкурировать на внешних рынках с продукцией животноводства, используя в основном импортные компоненты комбикормов? Ответ очевиден.

Частично, но не полностью, соевый белок можно заменить белком гороха, люпина, рапса, подсолнечника. Эту замену мы наблюдаем и в нашей, и в европейской комбикормовой промышленности. При этом и мы, и Европа, и даже Китай, где начинает развиваться индустриальное животноводство, продолжаем закупать сою. Потому, что биологическая ценность соевого белка все же выше. Если выразить ее в процентах, и принять за 100% белок куриного яйца, то молочный белок и белок сои окажутся на отметке в 80%, белок гороха и люпина – 60%, а белок других культур еще ниже.

По составу к соевому белку ближе всего белок гороха. У каждой из этих культур своим плюсы и минусы: горох более урожайный, но содержит всего 24% протеина против 40% у сои. Горох не содержит растительного масла, в то время как в сое его 20%. По сравнению с горохом и люпином соя более устойчива к болезням.

Для наглядности можно посчитать эффективность сои, гороха и люпина. Затраты на возделывание у этих культур примерно одинаковы, но урожай они дадут разный. Разным будет и выход белка и масла с 1 га. Скажем, соя при урожайности 1,5 т/га даст 0,3 т масла и 0,6 т белка, которые в сумме будут оцениваться примерно в 1080 долларов. Горох при урожайности 2,5 т/га даст 0,6 т протеина стоимостью 720 долларов. Люпин при урожайности 2 т/га, соответственно, 0,68 т белка и 816 долларов.

Таким образом, очевидно, что соя превосходит горох и люпин по сбору белка и масла с 1 га и по их стоимости. Причем, даже если бы цена на соевый белок была такая же, что и у других культур, уже при урожайности 1,5 т. га получаемые с гектара 0,3 т масла окупают все затраты на выращивание.

Близкую к сое рентабельность имеет озимый рапс, который содержит больше масла (40%), но меньше протеина (20%). Однако белок сои он полностью заменить не может, особенно в птицеводстве и свиноводстве. Даже если мы произведем 1 млн. т рапса и получим достаточное для нынешнего уровня развития животноводства количество протеинов, то все равно будем вынуждены продавать излишки рапсового шрота и масла и закупать соевый шрот.

Так что 100% альтернативы сои нет, и это уже поняли в России и Украине. За последнее десятилетие на Украине посевы сои увеличились со 100 тыс до 1 млн. га, а валовый сбор превысил 1 млн. т. Это закрыло все потребности в белках и позволило экспортировать излишки. В России посевы сои удвоились, а сбор достиг 1 млн. т.

– Насколько сильно колеблются цены в разные годы? На какую стоимость сои следует ориентироваться хозяйствам?

– Мировые цены на сою непрерывно повышаются и с 1980 года выросли с 250 доллларов до 500-600 долларов за 1 тонну. Растет цена на сою и в Беларуси. При этом нет никаких оснований платить зарубежным производителям больше, чем своим. Если сегодня сою можно купить на Украине за 500 долларов, то примерно за ту же цену за вычетом расходов на растаможку и транспортировку обойдется и белорусская соя.

Соевый шрот сегодня стоит 600 долларов, без учета таможенного оформления и транспортировки. Себестоимость тонны сои, как мы помним – около 350 долларов при урожайности 1 т/га. Из этой тоны, заплатив за переработку 85 долларов, можно получить 100 кг масла стоимостью 120 долларов и 800 кг шрота (жмыха). Соответственно, себестоимость 800 кг жмыха составит 315 долларов, тонны – 394 долларов, что на 45% ниже рыночной стоимости. Заметим, что урожай в 1 т/га получают даже те, кто посеял сою в неподготовленное поле, забыл про удобрения, плохо справился с защитой растений и провел некачественную уборку. При более высокой урожайности себестоимость произведенного жмыха будет отличаться от рыночной цены в разы.

Безусловно, существуют трудности с переработкой. Они, прежде всего, связаны с тем, что соя – не плановая культура. По рапсу, например, поделены зоны ответственности, в которых переработчики заготавливают сырье. Выращивание обеспечивается поставками соответствующих гербицидов, удобрений и т.д. По сое же только Гомельская область, начиная с 2012 года начала планировать посевы, но не переработку. Что касается прочих областей, то там все пока держится на энтузиазме неравнодушных и думающих людей.

– Какова сейчас стоимость семян? Из чего она складывается?

– Как и в случае с любым товаром, цена на семена сои, складывается исходя из спроса и предложения. Кроме того, в Минсельхозпрод Беларуси ежегодно публикует рекомендованные цены на семена многих культур, в том числе и на сою. Если товарная соя стоит 500 долларов, то семена даже самых рядовых репродукций не могут стоить дешевле, так как производство затратно. Семена должны соответствовать достаточно высоким стандартам по сортовой чистоте, всхожести, энергии прорастания и др. На их стоимость влияет репродукция (оригинальные, элитные, рядовые), дефицитность сорта, авторское вознаграждение за использование селекционного достижения. В последние годы на рынках Украины, России, Беларуси и Европы рядовые репродукции РС-1 (в Европе – сертифицированные семена) предлагаются примерно по 750-1200 долларов за 1 т, элита – по 1500-1800, суперэлита – 1900-2500, и питомники размножения Р-2 оцениваются в 2600-3000 долларов за тонну.

– Насколько устойчива соя к непогоде? Одни считают, что «соя – культура нежная», другие говорят что она «прекрасно переносит заморозки до -4». Кто прав?

– По справочным данным, соя переносит весенние заморозки до -3 C в течение суток. За период с 1980 года мне лишь однажды раз удалось наблюдать реальное повреждение посевов заморозками. В 1983 году в начале июня ударил мороз до -6 градусов, который длился два дня. Этот заморозок пришелся как раз на цветение озимой ржи и вызвал неурожай этой перекресноопыляемой культуры. В этом же году у нас выращивалась коллекция сои в несколько сот образцов, которые на момент заморозков находились на стадии разворачивания второго тройчатого листа. Что мы получили? Все листья кроме семядольных пожухли, стали серого цвета и полностью потеряли тургор. Правда, затем на всех сортах отросли новые листья и вегетация возобновилась. В 2012 г. при посеве наших сортов в Белгородской области на стадии трех тройчатых листьев я наблюдал сплошной градобой. На растениях не осталось листьев, стебли были поломаны. Однако, через некоторое время листья отросли за счет пазушных почек и в итоге был сформирован урожай в 1 т/га – вдвое меньший, чем планировалось. Аналогичные повреждения сои многократно приходилось наблюдать в Беларуси при использовании нерекомендованных гербицидов или при их неправильном использовании: листья отмирают, но затем вырастают новые. Время отрастания зависит от степени пораженности.
(далее…)

«Доропеевичи»: диета для бесплодных почв

Василий Юхимук - директор СПК «Доропеевичи»

За те 23 года, которые Василий Юхимук возглавляет «Доропеевичи», хозяйство неоднократно становилось победителем всевозможных республиканских и областных соревнований. Сезон 2012 года принес очередную награду в конкурсе по заготовке травянистых кормов. Парадоксально, но успех СПК, в буквальном смысле построен на песке.

– Василий Феодосьевич, есть мнение, что у вашего хозяйства худшие земли в стране. В чем секрет плодородия малоплодных почв?

– Когда сюда пришел работать в 1989 году, земля здесь была оценена в среднем 20 баллов. Сенокосы и пастбища получили 21 балл, а пашня – 18. При этом в пашню включили те участки, на которых траву сеять было практически невозможно – она попросту сгорала. Потом же, когда проходила оптимизация, мы самые неплодородные участки передавали Министерству лесного хозяйства. Это, конечно повлияло на средний балл. Кроме того, мы интенсивно работаем над улучшением плодородия почвы. В итоге сейчас средний балл почвы у нас вырос до 22,2-22,4.
(далее…)

Автоматизация учета: год спустя…

Галина Цек - директор ГИВЦ Минсельхозпрода РБ

Внедрение системы автоматизированного учета – задача, на решение которой у белорусских сельскохозяйственные предприятий осталось не так уж много времени. Напомним, что на государственном уровне необходимые для модернизации технологии предоставляет Головной информационно-вычислительный центр Министерства сельского хозяйства и продовольствия. О том как развивается ИТ-сектор в агроиндустрии БСХ рассказала директор ГИВЦ Галина Цек.

— Галина Михайловна, что вообще понималось под автоматизацией и зачем она нужна?

— В контексте требований министерства подразумевалась, прежде всего, автоматизация бухгалтерского учета. С чем традиционно ассоциируется образ сельского бухгалтера: счеты, арифмометр, в лучшем случае калькулятор… Сейчас, конечно, ситуация меняется, однако пока компьютерная грамотность — явление отнюдь не повсеместное. Задача автоматизации — повысить эффективность управления предприятием за счет достоверности, оперативности и прозрачности информации.
(далее…)

Из последнего что посмотрел

Вспомнить все (Total Recall) – бодрый дебилизм по мотивам оригинального фильма Верхувена и рассказа Филипа Дика «Воспоминания оптом и в розницу». Смотреть не скучно. Вспомнить о чем было только что просмотренное кино сложно. Все взрывается бегает и бабахает. Колин Фарелл двигает бровками и делает суръёзное лицо. Клевые спецэффекты. Потенциально правильная концовка. Под пиво заходит хорошо, без пива – плохо. Арнольд был лучше.

Храбрая Сердцем (Brave) – хороший высокоморальный детский мультик, но слишком детский, слишком пафосный и слишком затянутый. Сюжета реально минут на 20, но растягивают на 93. Анимация охуенная, музыка говно. Раза три ржал, последние полчаса мечтал о клавише перемотки.

Arthur Christmas

Секретная служба Санта-Клауса (Arthur Christmas) – зачот. И взрослым покатит и киндерам. Прекрасный пример того, как хороший юмор и динамика могут доминировать над добротной, но не высококлассной графикой. Престарелый Клаус, плешивый олень и китайские тапки решают. Однозначно в копилку.
(далее…)

Высокие пружинные технологии

директор по снабжению ХК «Аскона» Александр Маненок

Если верить Ильфу и Петрову: «Человек, лишенный матраца, — жалок. Он не существует». Матрас – это семейный очаг, альфа и омега меблировки, общее и целое домашнего уюта. На российском рынке за семейные ценности в промышленном масштабе отвечает компания «Аскона» – крупнейший производитель матрасов на территории СНГ. Сегодняшний гость журнала – директор по снабжению ХК «Аскона» Александр Маненок.

– Александр Александрович, вашу компанию можно назвать монополистом в области технологий сна?
– На сегодняшний день «Аскона» в России занимает 37% рынка. Поэтому до монополистов не дотягиваем, а вот лидером считаемся. В 2011 году мы продали примерно 720 тысяч штук матрасов. Кроме того компания также выпускает интерьерные кровати и аксессуары для спален. Всего на двух производственных площадках в Коврове и Новосибирске у нас работает примерно 2600 человек. Головной офис находится в Коврове. Также мы имеем свою розничную сеть из примерно 175 фирменных магазинов и еще почти такое же количество торговых точек нам обеспечивают дилеры.
(далее…)

Схема движения транспорта в Минске после открытия метро

Схема движения транспорта в Минске после открытия новых станций метро

Специально для пацанов с Юго-Запада, после того, как 7 ноября откроются новые станции метро, поменяется ж весь транспорт.

Воспухший из Ада

В общем-то никогда не любил диснеевскую версию Винни-Пуха, но этот вариант мне нравится.

Стилистика — говно

Фотографирующие скорость, ага. Рисующие запах, поющие плотность, напевающие цвет. Известно, что конкуренция с анальнером на тутбае сказалась не лучшим образом — вот яркое подтверждение.

Page 5 of 14« First...«34567»10...Last »