«Доропеевичи»: диета для бесплодных почв

Василий Юхимук - директор СПК «Доропеевичи»

За те 23 года, которые Василий Юхимук возглавляет «Доропеевичи», хозяйство неоднократно становилось победителем всевозможных республиканских и областных соревнований. Сезон 2012 года принес очередную награду в конкурсе по заготовке травянистых кормов. Парадоксально, но успех СПК, в буквальном смысле построен на песке.

– Василий Феодосьевич, есть мнение, что у вашего хозяйства худшие земли в стране. В чем секрет плодородия малоплодных почв?

– Когда сюда пришел работать в 1989 году, земля здесь была оценена в среднем 20 баллов. Сенокосы и пастбища получили 21 балл, а пашня – 18. При этом в пашню включили те участки, на которых траву сеять было практически невозможно – она попросту сгорала. Потом же, когда проходила оптимизация, мы самые неплодородные участки передавали Министерству лесного хозяйства. Это, конечно повлияло на средний балл. Кроме того, мы интенсивно работаем над улучшением плодородия почвы. В итоге сейчас средний балл почвы у нас вырос до 22,2-22,4.

– У вас самая высокая в районе плотность скота. Это влияет на повышение плодородия земель?

– Я не знаю, насколько прямая эта связь, но то, что внесение органики положительно влияет на плодородие это бесспорно. Земля должна получать навоз каждый год. Как показывает наш опыт, органика имеет кумулятивный эффект и в первый год срабатывает не вся. Если же постоянно добавлять некоторое количество удобрений, то продуктивность устойчиво растет. В то же время, если многие годы ничего не вносить, а потом единовременно дать большой объем, результаты будут хуже. «Сработает» только часть навоза, потому что растение сразу не может все впитать. Остаток же будет лежать в земле мертвым грузом. Не нужно валить на поле по 200 тонн, думая, что это решит все проблемы. Многие, даже агрономы, не понимают этого, приходится объяснять.

Мы знакомы с результатами опытов ученых, в ходе которых на экспериментальном поле 10 лет ежегодно вносили органику, а на другом контрольном – только в последний год. В итоге получилось, что в первом случае за десятилетие земля получила 300-500 тонн, а во втором – это же количество, но за год. Итоговая урожайность была выше на первом поле.
Впоследствии тот результат мы нечаянно подтвердили на собственном опыте. На части бесплодных земель, которые мы «списали» лесхозу, но он не торопился их использовать, население два или три года сажало картошку. Поскольку лесхоз участок лесом так и не засеял, то мы через какое-то время поле вернули в оборот и посеяли там кукурузу. Конечно, внесли навоз. Так вот, где были личные посадки населения и поле, ежегодно удобрялось, кукуруза выросла «будь здоров», а там где никакая деятельность не велась и органику внесли одномоментно – неважная. Поэтому последний десяток лет я ставлю задачу по максимуму охватить органикой пашню: по чуть-чуть, но каждый год. Лучше не по 100 тонн внесем, а по 30, но охватим все поля.

– Для организации подобного здорового питания почв нужна соответствующая техника. Ее у вас достаточно?

– Да. Уже который год вносим органику только в конце лета и осенью. Используем обыкновенные навозоразбрасыватели и три погрузчика «Амкодор». Если правильно организовывать и ремонтировать – этой техники достаточно. Планируем, чтобы было 5-6 навозников, чтобы можно было вносить 1000 тонн в день. В среднем на каждый гектар наших полей приходится по 30-40 тонн органики.

– Как вносятся минеральные удобрения?

– Тоже стараемся охватить всю площадь. Фосфора поменьше, калия больше. Вносим столько, сколько дают. Много покупаем удобрений за свои деньги, так как того что выделяется по квотам нам не всегда хватает. В частности, это касается азота и фосфора. Калия достаточно. Вообще я считаю, что квоты должны были бы делиться между хозяйствами по-другому, по продуктивности, валу, а не по площадям. К слову, многие хозяйства оставляют землю без азота, но для нас это не вариант. Если не внесем – останемся без кормов. Поэтому подкормке многолетних трав азотом уделяется огромное внимание. Обычно скосили и либо сразу за «Ягуаром», либо на следующий день проводим подкормку исходя из дозы в 90-100 кг действующего вещества на гектар. И так все три-четыре укоса.

«Золотая жила» для песков

– В Брестской области май-начало июня – засушливый период. Как с ним бороться?

– Никак. Посевы лука еще поливаем, а многолетние травы же не польешь. Задерживаем воду в мелиоративных каналах, закрываем шлюзы. В прошлом году такой необходимости не было, но все равно мы воду придерживали. В позапрошлом году наоборот открывали шлюзы, потому что подтапливало. Мы больше 100 гектаров сначала не могли засеять, а потом убрать. Такая ситуация у нас складывалась три-четыре года подряд. Поэтому в прошлом году за свои деньги положили в низких местах около 13 километров дренажа.

– За время работы вы перепробовали много вариантов кормовых культур?

– Достаточно. Особенность песчаных почв в том, что твердозернистые культуры тут плохо выращивать. Их семена должны попадать во влажную почву, поскольку слабо впитывают влагу. Бобовые культуры на песках растут плохо. Клевер только в смеси. Что касается люцерны – нет таких сортов и гибридов, которые можно возделывать на нашей земле. Возможно, имело бы смысл испытать козлятник, но чувствую, что и он у нас, вероятнее всего, не пойдет. Чумизу не пробовали.

Замечу еще, что большинство научных станций находится на хороших землях: Пружаны, Лунинец. Пружанские земли даже сравнивать нельзя с тем, что есть у нас. Здесь на самом деле очень бедно и это хорошо видно по Кобринскому району. Там есть две зоны: та, которая ближе к нам – Дивинская, и вторая севернее Кобрина – Пружанская.
Первая часть всегда была бедной, а вторая процветала – там и сады, и клевер, и люцерна, зерновые, кукуруза хорошо растет и так далее.

– «Золотая жила» кормов в «Доропеевичах»?

– Это кукуруза. Конечно, не сразу, а только после того, как мы научились правильно ее возделывать. Собственно кукурузой занимались давно, но урожаев долгое время она не давала. Только когда сложился ряд факторов: появились качественные сеялки, эффективные гербициды, был наработан опыт – только тогда культура «пошла». Сейчас с кукурузой минимум проблем: есть средства защиты, есть хорошие гибриды. Внеси органику, азот, защити – и вот тебе и урожай.

– А что касается зерновых?

– Основная культура – озимое тритикале. По госзаказу выращиваем рожь, занимаемся озимой и яровой, сеем ячмень. Все это делается потому, что чистый ячмень в составе комбикорма – это плохо. Нужно, чтобы и зерно тритикале присутствовало и кукуруза. В любом случае, себя мы с учетом роста продуктивности зерном обеспечиваем на 100%. Урожайность зерновых, понятно, невысокая, но мы принимаем все возможные меры — важно тщательно подготовить почву, правильно применить средства защиты, а главное – сделать вовремя все операции. Важна и материальная база. Пока у нас не было хорошего комбайна – не успевали провести уборку вовремя, были потери.

Ключ к успеху – дисциплина

– С чего началась ваша борьба за самостоятельное крепкое хозяйство?

– С трудовой дисциплины. Организация труда и человеческий фактор – это самое важное. Нельзя сравнивать в плане добросовестности работника, который был 30 лет назад и нынешнюю молодежь. Если не контролировать, запросто может получиться так, что человек в разгар сезона берет путевку и уезжает. Поэтому считаю, что рублем надо и поощрять, и наказывать.
Вот в прошлом году, чтобы вовремя вспахать, мы договорились с механизаторами и на этот период втрое увеличили им ставку. Параллельно за малейшее нарушение трудовой дисциплины пообещали надбавку снимать. Если выехал позже девяти или приехал раньше пяти – накажем, не выполнил норму – накажем. Мужики поняли. Подняли в четыре плуга 1500 га. Потом их еще поощрили сверх зарплаты, потому что люди выложились и сделали работу так, как надо. Если бы не успели, осталась бы на весну пахота, пришлось бы ждать, сушить почву…

Вот вы найдите сегодня хозяйства, которые все успели сделать вовремя. Сколько их? Половина, а то и 30%! Будут же весной пахать, вносить органику, а весной не влезть в болота и низины, а это тянет за собой поломки, повышенный расход топлива. Совсем другое дело – август-сентябрь, когда поля сухие – вноси и работай, сколько хочешь.

– Используете ли вы для поощрения работников «продуктовые наборы»?

– Нет. Но мы уже несколько лет бесплатно поквартально даем зерно за хорошие результаты. Некоторых это дисциплинирует. Правда, это поощрение поддержка для тех, кто и так хорошо работает, так как помогает содержать подсобное хозяйство. Если же человек пьет – ему этого не надо.

Вообще, мое отношение к личным подсобным хозяйствам неоднозначное. С одной стороны человек на работе должен думать, о том, как ее лучше сделать, а не о том, что дома скот голодный. С другой – для него это существенная материальная поддержка. Если бы у нас были плодородные земли, можно было бы подумать, как отказаться от ЛПХ, но не в наших условиях.

В «Доропеевичах» сейчас работает 145 человек, средняя зарплата – 2 миллиона 100 тысяч. Могли бы в прошлом году платить и больше. Но тогда пришлось бы отказаться от многих важных вещей. Например, мы инвестировали более трех миллиардов в мастерскую, положили в новый асфальт. Кроме того, сохранили запас средств на этот год.

Беспривязное содержание – плюсов больше, чем минусов

– Какие выгоды вы получили от перехода на беспривязное содержание?

– Начнем с того, что я сам всегда стоял на позиции, что надо переходить на беспривязное содержание. Почему? Потому что при этом увеличивается производительность труда человека и больше участков можно механизировать. Проведя реконструкцию одной из ферм и отвязав скот, мы вдвое уменьшили потребность в доярках. Дефицит кадров, конечно, остался, но если бы мы не ушли на беспривязное содержание, то имели бы гораздо больше проблем.

Беспривязное содержание положительно сказалось на кормлении. Ведь что такое корова – маленький завод, который перерабатывает продукцию растениеводства в молоко. Чем больше съест – тем больше получим молока. А что такое животное на привязи? Прошел кормораздатчик – сколько корове попало, столько она и съела. Тогда как на свободе она съест столько, сколько ей нужно.

Есть выигрыш и по многим другим аспектам – улучшается микроклимат, уменьшается потребление электроэнергии… Поэтому я только за беспривязное производство.

– Что вы скажете по поводу издержек этого метода. Долголетие коров, например.

– Давайте возьмем обыкновенную корову. Я был в Германии в двух хозяйствах. Одно доило 11 тысяч литров молока в год, второе – 9. Возникает вопрос, где выше рентабельность: там, где корова дает 20 тонн за две лактации, или там, где ее держат для этого 10 лет?

– Но ведь ваша продуктивность не позволяет «вернуть» корову за эти два года…

– Почему не позволяет? Пока у нас получается 6 тонн – это 12 за два года. Умножим на 3 тысячи рублей – получим 39 миллионов. Нетель, если мы сами его получаем, обходится дешевле, то есть корова уже окупилась и деньги возвращаются.

Вообще я скажу так: в республике нет единого подхода к технологии содержания и производства молока. Есть масса нюансов, которые каждый решает так, как ему хочется. Вот, к примеру, в Чехии делают насечку на полу, чтобы корова не скользила, а у нас это далеко не массовая практика. Таких технологических вопросов множество.

– Нетелей вам хватает своих?

– Да, мы их еще и продавать пробовали. Воспроизводство на новом комплексе в 2011 году было на уровне 90, а в 2012 – 92 на 100 коров.

– За счет чего это достигается?

– У нас отдельно работают осеменатор и гинеколог. Молодая женщина, кстати, но с хорошей подготовкой. Как только сформировали команду – сразу пошли результаты. Взяли еще одного гинеколога. Сейчас в СПК пять врачей. Денег на лекарства и лечение не жалеем. Конечно, помогает система учета в доильных залах. Два года назад мы на выгодных условиях установили израильскую систему Afimilk и очень довольны ее работой.

– Как будут развиваться «Доропеевичи» в краткосрочной перспективе?

– Продолжим реконструкцию. Изначально мы на новой ферме планировали построить один доильный зал и держать 900 голов, но у нас быстро выросло поголовье. Поэтому решили расширить комплекс до 1200 голов и поставить еще один доильный зал. Вторую ферму переориентируем на производство нетелей для этого комплекса.

Концентрация производства в одном месте – это удобно, в том числе и с точки зрения дисциплины, потому что сразу видно, кто вышел на работу. Систему управления стадом планируем вывести в контору, поставим видеонаблюдение. Все вместе это позволит оптимизировать и кадровый состав, и упростить работу врача.

Евгений Ерошенко журнал «Белорусское сельское хозяйство» №1 2013

Рассказать друзьям:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники