«Мова» и «язык» – кто каго


Меня спросили на иврите:

–        Вы на иврите говорите?

А я в ответ на чистом идиш:

–        Ты что в натуре сам не видишь!

И. Иртеньев

Языковая ситуация нашей страны в своем роде уникальна: называется страна Беларусь, а подавляющее большинство населения разговаривает на русском. Наверное, это было бы нормально, если бы «наша родная мова» была мертвой, но ведь на самом деле она живая! На каком же языке должны говорить белорусы? На национальном или на массовом? На каком языке должна вестись документация и писаться сайты? Как вообще белорусы относятся к своему языку?

Родился этот материал благодаря форуму. Шестого марта текущего года на сайте газеты «Компьютерные вести» господин WebHobbit создал конференцию с названием «Отношение BYNET к белорусскому языку (Голосование)»  http://www.kv.by/forum/forum1000001187.htm. На ней он предлагал всем желающим присоединиться к голосованию на тему, вынесенную в название конфы. Тут-то все и началось. За короткое время конференция побила все рекорды популярности и в настоящее время является одной из ведущих на КВшном форуме (На момент написания материала более 360 сообщений). Сказать, что получилась она интересной — значит не сказать практически ничего: байнетчики получили хорошую возможность обменяться мнениями по вопросу, который касается всех. Разумеется, кое-кого они касались больше всех и прежде всех а потому среди отзывов было достаточно много ультра радикальных, причем как «За беларускую мову», так «За русский язык». К чести байнетчиков, большинство сообщений все же носило нейтральную окраску: люди реально пытались разобраться в сложившейся ситуации.

Влияние на ситуацию с языком в байнете (да и во всей республике в целом) сейчас оказывает ряд факторов, которые условно можно разделить на две группы: Внешние (общественные факторы) и Внутренние (факторы самого байнета). К первой группе мы смело можем отнести следующие обстоятельства:

1) Что бы там не говорили защитники русского языка, как единственно приемлемого средства общения, но в Республике Беларусь два государственных языка: белорусский и русский. Здесь стоит подчеркнуть не национальных языка, как ошибочно сказал кто-то на форуме, а языка именно государственных. По той простой причине, что количество национальных языков на территории РБ приблизительно равно количеству наций, на этой же самой территории проживающих. Никто ведь не будет спорить с тем, что помимо русских и белорусов в нашей стране проживают еще евреи, украинцы, цыгане, поляки, чеченцы и многие другие народы.

2) Что бы там не говорили защитники белорусского языка, как единственного приемлемого средства общения, но большинство граждан РБ в повседневном общении польуются русским языком. Результаты проведенного голосования этот факт только подтвердили. О «правильности» или «неправильности» сложившейся ситуации мы спорить здесь не станем, но, например,  данный материал написан на русском языке только потому, что так его прочтет большее число людей.

3) Сегодня, как это не парадоксально, в Беларуси несколько «белорусских языков», то есть разными группами людей используются разные варианты белорусского. Как это ни прискорбно, но похоже, что официально принятая норма — «наркамаўка» (советский русифицированный вариант белорусского), «тарашкевіца» (вариант выдающегося отечественного ученого-лингвиста Бронислава Тарашкевича) и «трасянка» (народный вариант, который объединет два предыдущих и «дополняет» их большим количеством русских  и украинских слов) будут мирно уживаться еще довольно долго — для подготовки и проведения единой языковой реформы у государства похоже нет ни желания, ни времени, ни средств. Положение усложняется еще тем, что белорусскоязычная часть интеллигенции (на данный момент фактические носители языка)  пользуются «тарашкевіцай». Причем данная норма существует еще и в друх шрифтовых вариантах: «кириллическом» и «латинском». Также прослеживается ярко выраженная тенденция: люди, которые активно пользуются «тарашкевіцай» почему-то считают себя «беларусистей» остального белорусскоязычного населения, которое пользуется официально принятой и преподаваемой в школах нормой. Помните, как у Оруэлла: «Все животные равны, но некоторые животные равны более чем другие«.

4) При всем том, большая часть белорусов говорит на русском языке и прекрасно относится к нашему восточному соседу, идея объединения с Россией в одно государство людям явно не по душе. Мотивация тут самая разная: от «Я цалкам за незалежную Беларусь» и до «Когда Россия закончит воевать, тогда и поговорим про объединение».

5) Большинство населения Беларуси просто не знает белорусского языка. Отсюда и нежелание этот язык учить — человек по природе своей существо ленивое. Особенно удручает тот факт, что белорусским языком в основной своей массе не владеют государственные чиновники и журналисты т.е. люди, которые формируют общественное мнение в стране. С другой стороны оппозиционные правительству политики и СМИ белорусским языком пользуются весьма активно. Такой диссонанс приводит к тому, что для официальной государственной пропаганды «беларуская мова» становится «мовай апазіцыйнай, дрэннай, не вартай для выкарыстання».

Из перечисленных выше пяти факторов, как мы можем ясно увидеть, в пользу белорусского языка говорят только первый и второй. Но, поскольку «беларуская мова» — все же государственный язык и поскольку большинство населения Беларуси все же против поглощения нашей страны Россией, постольку можно надеяться, что национальный язык из той западни в которую он попал все же выберется.

Однако, посмотрим, что же у нас творится во Внутренних, собственно байнетовских факторах:

1) Этот пункт перекликается с пунктом «Два» Внешним: на сегодняшний день большинство пользователей байнета общается межу собой на русском языке. Обусловлено это тем, что большинство пользователей белорусского интернета  люди получившие техническое образование. Они без вопросов могут написать суперсложную базу даных, сваять толковый сайт или нарисовать красивый ролик в «3D Studio». По-белорусски они разговаривать не умеют. Просто потому, что этот язык в сфере их профессиональной деятельности малоприменим. С другой стороны, английским они владеют на хорошем уровне, поскольку ведут деловую переписку, читают документацию и постоянно пользуются англоязычным программным обеспечением. В принципе, такая ситуация нормальна, ведь и русский и английский языки являются общепризнанными языками международного общения, а вот белорусский — нет.

2) Реальных технических преград для создания белорусскоязычных ресурсов в интернете нет. Тем не менее, сайтов имеющих белорусскую версию крайне мало, как впрочем и сайтов, информация который полностью белорусскоязычная.

3) На популярность ресурса язык влияет незначительно. Если бы www.tut.by и slon.nsys.by были выполнены на «беларускай мове», они вряд ли были бы менее популярны. Большинство пользователей заинтересованы в нормальной работе таких сайтов, но никак не в том, на каком языке эти сайты выполнены. Если человек заходит на тут.бай проверить почту, то ему интересна именно почта: как быстро работает ящик, сколько сообщений пришло, поддерживается ли POP3 и тому подобные вещи. При этом пользователю по большому счету нет разницы, как именно тут.бай представляет почту: «почтовый ящик» или «паштовая скрыня» — главное чтоб работало надежно. На «слониках» же основной интерес представляет чат. И, если администрации ресурса все равно, на каком языке идет общение в самом чате, то пользователю тем более все равно будет ли чат называться «Минский слон» или «Менскі слон».

Как видим, хотя байнетовские факторы тоже не в пользу «нашай нацыянальнай мовы», ситуация здесь все же лучше. Все предпосылки для локальной (в рамках одной страны) белоруссизации Сети есть. Для ее начала не хватает только нескольких популярных белорусскоязычных ресурсов, которые бы вели умные, знающие белорусский язык люди. Ведь основная проблема при переходе на новый язык — окружение. Те, кто пытается в одиночку учить китайский — герои. Они тратят массу времени и сил, но все равно достигают результата. Те, же, кто живет с китайцами в общежитии  не герои совсем, но начальные навыки общения на китайском усваивают за месяц. То есть, для того, чтобы байнет заговорил по-белорусски, прежде всего, нужны ОЧЕНЬ качественные и, соответственно, популярные белорусскоязычные ресурсы.

После прочтения форума мы пришли к четырем основным выводам:

1) Уважающий себя байнетовский сайт должен выходить на двух языках или по крайней мере иметь материалы написанные как по-русски, так и по-белорусски. Смысл в том, что во-первых, таким образом сайт заведомо привлечет как русско- так и белорусскоязычную аудиторию. Во-вторых, страна должна быть представлена в интернете языком титульной нации: Германия — немецким, Великобритания  английским, Беларусь — белорусским. Это элементарное национальное самоуважение.

2) На любом белорусскоязычном сайте должна быть русская версия. Ущерба «нацыянальнай самасьвядомасьці» от этого не будет никакого. Но это же позволит привлечь к проекту русскую и русскоязычную аудитории. Русские вообще к белорусам и Беларуси относится очень хорошо, вот только языка не знают. В настоящее время, создавая ресурс, мы пока не можем ориентироваться только на белорусскоязычную аудиторию — пользователей байнета, по сравнению с рунетом слишком мало. Да, и связи с Россией у Беларуси намного крепче чем со странами Запада (всего десять лет прошло с тех пор, как Беларусь и Россия входили в состав одного государства).

3) Уважающий себя человек обязан знать государственный язык той страны, где он живет. В случае с Беларусью — два языка. Тут сразу вспоминается Эстония, где хорошо живут те русские, которые не поленились сходить на курсы, выучить эстонский и получить гражданство. Те же, кто из собственной лени эстонский учить отказался, а переезжать в Россию тоже не захотел, сейчас ходят на митинги, кричат, что их ущемили в правах и остаются «неграми». Между тем, никто не мешает русским гражданам Эстонии в повседневной жизни пользоваться русским языком. В этом праве их никто ущемлять не собирался, просто от них потребовали выучить эстонский.

4) Воинствующие русофилы обожают говорить о «мертвости» белорусского языка. Спорить не будем, скажем только что 30 процентов населения республики, которые думают по-белорусски — это около трех миллионов человек, т.е. много больше некоторых наций, на языки которых наши великодержавные шовинисты посягать не собираются.

Евгений Ерошенко, Алексей Жуков

газета «Человек & Internet» август 2001

Рассказать друзьям:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники