Мировой кризис 2012 – базовая стратегия выживания

Важнейшее качество руководителя – умение предвидеть и обернуть в свою пользу ситуацию, в которой может оказаться компания. Однако, для построения качественных прогнозов необходимо обладать вводной информацией. Обеспечить ею могут аналитики. Обозначить глобальные проблемы, с которыми в ближайшие годы придется столкнуться российскому бизнесу Perpetuum Mobile помог доктор наук Сергей Макшанов – один из самых авторитетных российских экспертов в области стратегического управления, управляющий партнер ГК «Институт Тренинга — АРБ-ПРО».

Вторая волна кризиса или затяжная рецессия?

По мнению экспертов «Института Тренинга», при текущих тенденциях развития рынка существуют два основных пути развития экономики. Менее вероятный и более печальный вариант развития событий предусматривает рецессию мировой экономики продолжительностью 4-6 лет. В качестве примера реализации такого сценария можно привести Японию начала 90-х годов прошлого века. Напомним, что в XX веке Страна восходящего солнца совершила гигантский рывок, пройдя за 25 лет путь, на который США потратили 200 лет, а европейцы – 400. В 60-х, 70-х и 80-х, японская экономика демонстрировала невиданные успехи, однако, начиная с 90-х годов резко приостановила свое развитие.

Более оптимистичный и реальный вариант предполагает что, мировой экономике понадобится еще два года, чтобы выйти на докризисный уровень ВВП. Тенденции, которые наблюдаются начиная с сентября 2011 года очень напоминает ситуацию имевшую место в конце 2007-2008 годов. Именно по этой причине «Институт Тренинга» говорит про «вторую волну», как про как весьма вероятный факт. Замедление динамики развития весьма вероятно. Это было в 2009 году, это повторится в 2012. Конечно, такие вещи как например информация о том, что Федеральная резервная система США наравне с 17 Центробанками еврозоны может дать кредиты Международному валютному фонду для поддержки сильно задолжавших стран, могут несколько скорректировать ситуацию, но неясно насколько долгосрочной будет эта коррекция.

По наиболее вероятному и позитивному сценарию, рост начнется после 2013 года. Сергей Макшанов считает, что с учетом исторического опыта, руководителям предприятий имеет смысл готовиться к «среднему» варианту (см. Рис 1), график которого находился бы между красной и зеленой линиями. При этом три ключевых фактора, которые от которых будет зависеть конечное развитие мировой экономики – рецессия в США, разногласия в Евросоюзе в отношении путей развития финансовой системы и замедление развития экономики Китая.

Мир 2012 – плюсы и минусы для России

За последнее время в мире произошли несколько серьезных катаклизмов, на три из которых следует обратить внимание.

В первую очередь отметим те события, которые в 2011 году происходили на Ближнем Востоке, как фактор замедления роста мирового ВВП. Если говорить языком журналистов – имело место волнение. Если языком экономики – массированная утилизация всего, что было создано ранее и повод для реинвестиций в реконструкцию. «Арабская весна» стоила 0,6% от роста ВВП мировой экономики (напомним в 2011 году мировая экономика приросла на 3,8%). С другой стороны, цены на нефть достигли исторического максимума. Россия же лидирует в мире по объемам добычи «черного золота».

Второй момент – землетрясение в Японии и пожар на АЭС «Фукусима-1». В связи с этими печальными событиями, в Японии были заглушены 43 реактора. Будут ли заглушены остальные – пока большой вопрос, но уже в 2012 году японцам придется затратить на энергоснабжение на 40 миллиардов долларов больше, чем обычно. Основную часть этих денег по прогнозам экспертов «Института Тренинга» разделят между собой Россия и Китай, при этом на долю России придется до 75% от общей суммы.

Что еще меняется? Китай перестает быть всеобщей дешевой фабрикой. Стоит учесть рост цен внутри Поднебесной, который обусловлен многими факторами, в том числе квотами, ростом цен, переориентацией на внутреннее потребление и так далее. Изменилась и стоимость труда – то из-за чего изначально все ринулись в Китай. Начиная с 1994 года – момента, когда многие компании стали осознавать, что Китай – это выгодно, только минимальный размер труда вырос почти в пять раз (см. Рис 2). Этот момент должны учитывать руководители российских компаний.

При всем этом индекс промышленного производства Китая в ноябре 2011 года впервые за три года дал абсолютное снижение – промышленное производство сократилось на 1,4 пункта. На языке финансовой статистики это означает спад и таким образом, можно сделать вывод, что активность по новым заказам и экспорту заметно снизилась. Причинами таких показателей называют снижение спроса на китайские товары в развитых странах из-за долгового кризиса в Европе, а так же сокращение внутреннего спроса из-за ужесточения монетарной политики властей. Чем это грозит российскому бизнесу? В первую очередь, усилится неопределенность на рынке. Это значит, что компаниям, имеющим отношение к Поднебесной, пришло время задуматься о таких вещах как «антикризисный менеджмент».

Добавим также, что в последние годы Китай начал контролировать не только производственные ресурсы за счет того, что большая часть фабрик расположена на его территории, но и природные, в частности рынок редкоземельных металлов. После 1995 года Китай стал первой страной, которая стала делать серьезные инвестиции в эту сферу и к настоящему моменту из нее удалось вытеснить США, а Китай стал фактически монополистом. Естественно, свое монопольное положение китайцы начали использовать, что внесло вклад в общий рост цен.

Психология кризисного рабочего

У наступающей рецессии есть один очень важный психологический нюанс – поколение, которое входит сегодня в бизнес и трудовую жизнь во многих случаях не уверено в том, что сможет к концу жизни стать обладателями хоть какого-нибудь состояния. Это очень серьезная проблема. Даже во время Великой Депрессии у людей не было такого четкого понимания, что усилия предпринятые сегодня не станут основанием для позитивных ожиданий в будущем. Что делать с этой реальностью пока не понятно, ведь логика инвестирования предполагает, что мы вкладываем сегодня, чтобы получить какую-то отдачу завтра. Но как инвестировать в отсутствие уверенности в то, что завтра мы увидим экономический рост? Сергей Макшанов признает, что финансовые рынки этого пока не понимают, однако, рекомендует ориентироваться на стратегию компаний, безболезненно переживших кризис 2009 года.

Один из примеров решений – то что вы видите на иллюстрации. Это структура бизнес-портфеля одного из самых консервативных типов финансовой организации – американский общественный пенсионный фонд California Public Employees (см. Рис 3). В середине посткризисного года у них примерно 20% средств было вложено в инструменты типа частных корпоративных облигаций, которые гарантируют постоянный доход. 63% вкладывались в акции компаний принадлежащих к различным отраслям и около 10% – в недвижимость и остатки также в инструменты с минимальными финансовыми рисками.

Сегодня такой подход для многих непонятен, поскольку неинструментален, ведь что-то растет вверх, а что-то вниз. Но важен сам принцип разделения инвестиционного портфеля на 5 составляющих. Первая часть – источник стабильного дохода. Вторая – реальный сектор (это очень мобильный портфель, основанный на понимании того, какие бизнесы сейчас растут, см. Врезка 1). Третья часть – активы, которые позволяют сохранить рыночную ценность – в первую очередь то, что больше никто не производит, т.е. земля и недвижимость. Оставшиеся составляющие портфеля – защита от инфляции и скачков рынка и инструменты ликвидности на короткие дистанции (месяц, неделя) необходимые, чтобы закрыть какие-то моменты. Конкретное наполнение каждой части – зависит от профессионализма конкретного то финансового директора.

Безработица – еще одна психологическая проблема 2012 года. На примере американских компаний мы видим, что на сегодняшний день, спустя шесть лет после начала кризиса компании научились получать тот же результат, используя меньшее количество ресурсов. Средняя выработка на сотрудника (за вычетом госсектора и сельского хозяйства) увеличилась в среднем на 30%. Однако, это произошло за счет увольнения многих людей. Сейчас в США безработица среди лиц активного трудового возраста достигает 10%. Среди людей старшего поколения процент безработных меньше, что обусловлено их профессиональными навыками – взрослого человека не нужно обучать, а значит он быстрее находит себе рабочее место. Для молодежи де среднее время поиска работы увеличилось с 13 до 40 недель. Эксперты «Института Тренинга» предупреждают, что из людей последней группы, даже если экономика восстановится, очень многие на прежние рабочие места вообще не вернутся: либо переквалифицируются, либо будут создавать свои собственные компании.

Предупреждая, что проблема безработицы может коснуться и Россию, Сергей Макшанов обращает внимание руководителей на одно обстоятельство. В конце 2008 начале 2009 года, когда в силу ряда причин «бизнес-корабли» тонули целыми флотами, без работы оставался большой пласт управленцев. Вчерашние генеральные и коммерческие директора испытывли сильное желание вновь получить точку приложения своих сил. Однако, с момента увольнения, до момента, когда первый человек получил свою самую «быструю» работу прошло 10 месяцев, а треть топ-менеджеров искала новую работу больше года. Это явление будет характерно и для России. Причем данную тенденцию можно рассматривать, как положительную, поскольку она повышает мотивацию и дает основания более критически подходить к работе управленцев.

Банки – ситуация неоднозначна

Банковский сектор – источник «длинных» проблем. За 2011 год топ-70 банков Европы потеряли 50% капитализации. При этом по подсчетам экспертов недостаток капитала для поддержания финансовой устойчивости оценивается в 106 миллиардов евро. В США – картина похожая. Раз уровень устойчивости банковского сектора проблемный, значит те отрасли, которые завися от инвестиций, например девелопмент, также начинают испытывать проблемы. На первые позиции выходит небанковское финансирование, просто для того, чтобы удержать долгосрочные тренды. Кроме того, почти триллион евро подлежит рефинансированию в ближайшие годы (см. Рис 4). Причем основная часть этого бремени лежит в банках всего двух стран: Германии и Великобритании.

Чего следует ожидать? В первую очередь продолжится консолидация коммерческих банков, а значит нас ждут новые поглощения. Естественно действия банков в новых условиях отразятся и на поведении их расположенных в России филиалов. Соответственно, на ближайшие годы дискуссия о том, что «западный банк лучше» неоднозначна. Российские филиалы коммерческих банков интересны головным компаниям, в первую очередь как источник прибыли, это означает отток финансов за рубеж. Впрочем, нельзя исключать и того, что часть предложений по продаже небольших европейских банков будет ориентирован на Россию.

Как себя вести компания м в данной ситуации? По мнению Сергея Макшанова, те, кто будет «метаться» вряд ли много выиграет. А вот те, кто выбрав хороший момент «схватит» длинные тренды, окажется в плюсе. Разумеется, возникает вопрос: есть ли зона устойчивости в банковском секторе. И оказывается, что такая зона есть – это инвестбанки, специализирующиеся на комплексном обслуживании состоятельных частных клиентов. Такие банки никогда не возьмут на чрезмерных долговых обязательств, они свободны от обязательств перед правительствами, им дозволено, в отличие от коммерческих банков вести более агрессивные операции на финансовых и фондовых рынках. Так что на ближайшие два-три года – это очень перспективное направление для вложения денег.

Евро не должен умереть

Что будет на валютном рынке? По мнению экспертов «Института Тренинга», ситуация с двумя основными мировыми валютами будет близка к той, которую озвучил журнал The Economist (см. Рис 5). Отметим, что неоднозначность в том, что проблемы, которые стоят за американской и европейской валютами имеют разную подоплеку: экономическую в первом случае и политическую во втором.

Динамика евро связана с двумя моментами. До определенного момента европейскую валюту поддерживали два фактор – высокие процентные ставки, и опасения участников рынка, что дефолта США все таки может случиться. Дальше нас ждет некоторая коррекция и несущественный разворот тренда. При каком условии соотношение валют может вернуться к уровню 1,30$/1€? Во-первых, правительство США будет неукоснительно соблюдать принятый до 2019 года план действий, во-вторых, будут решены основные проблемы Еврозоны.

По мнению экспертов «Института Тренинга», отказ от евро о котором много говорилось осенью и в декабре маловероятен – слишком велика заинтересованности финансовых кругов во второй резервной валюте.

Необходимо также учитывать, что с 2015 года на роль резервной мировой валюты может попробоваться юань. Именно к этому сроку привязаны попытки правительства Китая сделать юань полностью конвертируемой валютой.

Врезка 1

Справка Perpetuum Mobile:

Отрасли лидеры и отрасли аутсайдеры в период с 2010 по 2015 год (в денежном выражении)

Врезка 2

Два важных факта от Сергея Макшанова:

1) Воронка кризиса 2012 года будет в 2-3 раза глубже, чем в 2008 году
2) После президентских выборов бизнес ждут жесткие правительственные решения

Это значит, что цена стратегической ошибки управленческой команды сейчас велика как никогда ранее.

Врезка 3

Победителями из кризиса выйдут компании, чья стратегия ориентирована на долгосрочные тренды. Изменяющаяся экономическая география, ставка на новые технологии, легкость в смене потребителей и сотрудников – ключевые факторы успеха.

Врезка 4

Долгосрочный рост бизнеса и прибылей в абсолютном значении, скорее всего может быть обеспечен долгосрочным снижением затратности и повышением эффективности за счет оптимизации затрат, введением новых бизнес-процессов и внедрения новых технологий.

Евгений Ерошенко для журнала Perpetuum Mobile

Рассказать друзьям:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники