Секрет успеха – в соблюдении технологий и достойной оплате труда

Известно, что от низкой заинтересованности специалистов и работников предприятий зависят объемы и качество производимой продукта в сельском хозяйстве страдает куда сильнее, чем, например, в сфере IT. Ошибка, которую делает при написании кода программист, исправляется проще и дешевле, чем допущенное агрономом опоздание в сроках сева. Однако, традиционно сельское хозяйство в плане мотивированности работников считается не самой выгодной сферой деятельности. В самом деле, в рейтинге ТОП-10 самых высокооплачиваемых профессий Беларуси нет ни одной аграрной специальности. Можно ли переломить ситуацию? Да, и хорошим примером тому может считаться подход, применяемый руководством Мозырского района.

Натуральная оплата, как стимул

После распада СССР сообщения о выдаче зарплаты продукцией предприятия мало кого удивляли. Например, на Березовском стеклозаводе рабочие вместо денег приносили домой хрустальную посуду и потом думали, куда ее сбыть. Были примеры «зарплат» коврами, дровами, консервами. Разумеется, после того, как экономическая ситуация стабилизировалась, подобный «натуральный» обмен ушел в прошлое. Сегодня подобная практика считается скорее курьезом, однако, в Мозырском районе, который к слову, в число депрессивных не входит, сумели извлечь из нее рациональное зерно. Секрет оказался прост: продуктовая премия должна выдаваться не вместо зарплаты, а в качестве дополнения к ней.

По словам заместителя начальника управления сельского хозяйства и продовольствия Мозырского райисполкома по экономике и учету Елены Павлечко, секрет успеха аграриев района кроется в ответственности работников помноженной на достойный уровень оплаты.

За 10 месяцев 2011 года фонд заработной платы в сельскохозяйственных организациях района увеличился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в 1,6 раза. Среднемесячная заработная плата работников возросла на 683 тысячи рублей и достигла 1750 тысяч рублей. При этом к концу года ожидается среднемесячная заработная плата на уровне двух миллионов белорусских рублей. Кроме начисленной зарплаты, за полученную продукцию и выполненный объем работ, не имевшему нарушений работнику по итогам месяца насчитывается натуральная оплата труда в эквиваленте от 200 до 600 тысяч рублей. Возможно, в денежном в денежном выражении «мясная премия», особенно по столичным расценкам, не выглядит столь ощутимым, но секрет в том, что стоимость всех входящих в набор продуктов питания считается по оптовым ценам, а иногда и вовсе по себестоимости. Поэтому реальная ценность «натуральной оплаты» в среднем на 20% выше, чем ее денежный эквивалент.

Нововведения в «Козенки-Агро»

КСУП «Козенки-Агро» — одного из средних по местным масштабам агропромышленных предприятий района. Как и во всем районе здесь внедрена «натуральная доплата» к основному заработку. При средней зарплате в хозяйстве на уровне 1 миллиона 500 тысяч рублей (данные на октябрь 2011 года), стоимость дополнительной натуральной оплаты составляет примерно 250 тысяч рублей на человека. Обычно в эту сумму входят 2 решетки на 30 яиц, 4 цыпленка весом не ниже 1,5 кг каждый, 4 килограмма фарша, 5 пачек масла, 10 и более литров молока.

На продуктовую премию могут претендовать те из штатных сотрудников, кто за месяц не имел нарушений дисциплины, полностью выполнял служебные обязанности и выработал положенное нормой количество часов в месяц. «Натуральная доплата» позволила не только повысить мотивацию, но и выступила в качестве действенного инструмента по повышению дисциплины. Ушли в прошлое случаи воровства и пьянства на производстве.

Директор КСУП Владимир Жилин, рассказал, что новые подходы в «Козенки-Агро» впервые опробовали два года назад.

– В основном на животноводческих объектах работают женщины и они сами наводят дисциплину на производственном участке. Если доярки привыкли получать ежемесячно продукты, а потом из-за разгильдяйства какого-нибудь механизатора их лишились, можно быть уверенным, что потом он семь раз подумает, прежде чем что-то «учудить». Сейчас у меня будут свободно лежать материальные ценности: комбикорм, запасные части, строительные материалы… Пожалуйста, бери – так никто ж не возьмет. Конечно, научили людей не сразу, но после одного случая, когда работник вынес ведро молока, а премии лишилось все подразделение (24 человека), все встало на свои места.

Как можно предположить, нововведениям обрадовались далеко не все, но руководство сумело настоять на своем:

– В начале введения данной поощрительной выплаты, – рассказывает Владимир Васильевич, – многие были недовольны. Приходили мужики, говорят, мол, отдайте нам деньгами, а не продуктами! Ребята, отвечаю, – это пройденный этап. Что получилось? У меня сейчас техника на хранение ставится не просто так: помыл, загнал в ангар и забыл. Нет: сначала все вычистили, потом провели техобслуживание, потом испытали и только после этого поставили на хранение. В результате весной на то чтобы привести машино-тракторный парк в «боевую готовность» уходит максимум один день. Выгнал, аккумулятор поставил, завел и пошла работа.

Еще одним нововведением для хозяйства стал жесткий тайм-менеджмент. Воспитанию пунктуальности способствуют различные «мелочи». Например, заправка для механизаторов работает до 8 утра: кто не успел, тот – опоздал.

– Принято считать, что сельское хозяйство – тяжелый труд: от темна, до темна. – смеется директор, – Я считаю, что это неправильно. Зачем, мне работник, который кроме работы ничего не видит? Лучше отработай положенные восемь часов и будь свободен. Конечно, бывают моменты, когда всем необходимо приложить усилия. Например, когда шла заготовка кормов, люди по 20 дней подряд работали без выходных с утра и до позднего вечера. Но и зарабатывали тогда от трех миллионов рублей.

После того, как разобрались с дисциплиной, взялись за мотивацию Задачу резкого повышения заинтересованности людей в результатах своего труда в хозяйстве решили введением разнообразных премий и доплат.

– Для начала занялись ночными отелами коров – делится опытом Владимир Жилин. – Как сделать так, чтобы сторож ночью не спал? Ответ прост — занять его работой, контролировать ее выполнение и параллельно ввести премии. Теперь за родившегося ночью теленка (и, соответственно, принятые роды) работник получает доплату. Каждый теленок имеет уникальный номер, поэтому мы точно знаем, в чью смену он родился и кому начислять премию.

Впрочем, просто принять теленка, по мнению, руководства хозяйства – недостаточно. Для того, чтобы сторож получил деньги, теленок должен не просто родиться, но и выжить. Поэтому награждают отличившихся месяца через два после родов. Последовательность действий четко расписана и доведена до всех работников сторожевой службы. Скажем, если доярка не может надоить молозиво с коровы, необходимо взять хранящуюся в холодильнике бутылку замороженного молозива, нагреть его и в течение первых двух часов жизни напоить теленка. Есть и еще целый список обязанностей, в который входит уборка помещения, подержание необходимой температуры (за топку кочегарки предусмотрена отдельная доплата) и так далее. В результате: сохранность телят повысилась, а работники предприятия с охотой отрабатывают ночные смены.

По итогам двух лет «продовольственного эксперимента» выяснилось, что практически мясо-молочная добавка к зарплате означает, что некоторые семьи вообще перестали покупать в магазине что-либо кроме чая, хлеба, фруктов, табака и алкоголя. Характерный момент: из 190 работающих на ферме сельчан коровы в личном хозяйстве остались только у 5 или 6 человек. Для КСУП это выгодно:

– Если будет свое большое хозяйство, человек так качественно работать не будет. У него на работе будет голова болеть о том, что надо накосить, подоить, покормить, собрать урожай и т.д. – считает Владимир Васильевич.

Редкостью стали и домашние свиньи. Зачем тратить время на личного кабанчика, если точно такого же можно выписать себе на свиноферме хозяйства? Там же можно разделать мясо, приготовить колбасы и потом на казенном транспорте завезти это все домой: раз в год каждый работник может бесплатно заказать грузовик для перевозки личного имущества на расстояние до 50 километров.

Эксперимент успешен?

Меры дисциплинарного воздействия в КСУП «Козенки-Агро» умело сочетаются с продуманной социальной политикой. За последнее время для специалистов построено 45 домиков усадебного типа и два дома на 12 и 24 квартиры. Результат – 60% сотрудников – люди в возрасте до 30 лет.

– Мы пригородное хозяйство — говорит Владимир Жилин. До Мозыря автобус ходит каждые 20 минут. Если не создать для специалистов нормальных условий, все перейдут работать на предприятия в город. Там тоже люди нужны.

Разумеется, на все перечисленные льготы могут претендовать только штатные работники хозяйства. Устроиться на предприятие сложно: в «Козенки-Агро» очередь на работу. Люди приходят и оставляют заявки за полгода. Те, кому повезло, проходят дополнительный отбор по результатам испытательного срока. По словам Владимира Жилина, обычно сразу становится понятно, что из себя человек представляет. Если получил деньги и через два дня попросил отгул «поехать бабушку похоронить», значит, есть большая вероятность, что долго на предприятии не задержится.

– Два года назад молодые специалисты приходили из колледжа с настроением: «Я распределение отработаю, а потом: будь что будет. Уеду!» – смеется Владимир Жилин. – Ничего, прошло время, все остались, все работают, стараются, обзавелись жильем, никто не вспоминает о былом максимализме.

Опубликовано в журнале «Белорусское сельское хозяйство» №12-2011

Рассказать друзьям:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники