Вячеслав Рогаль: «Слишком много леса не бывает»

Вячеслав Рогаль
Ключевое место среди природных ресурсов Беларуси занимает лес. Зеленые угодья около 40% территории республики. Охраняет это богатство государственные инспектора. Именно они задерживают большую часть браконьеров. О современных правонарушителях и незаконном оружии «БН» рассказал начальник Гомельской областной инспекции охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь Вячеслав Рогаль.

– Количество правонарушений снижается?
– Да за последние три года заметно.
– С чем это связано?
– (улыбается) С работой, которую мы проводим и сами и во взаимодействии с другими органами. Особенно в этом году поспокойнее стало – почти на треть негативная статистика просела. Правда, одновременно выросло количество изымаемого незарегистрированного оружия. Но это как раз вполне объяснимо.
– Апрельский взрыв в Минском метро?
– Да, сразу после теракта мы совместно с милиционерами и прокуратурой начали отработку мероприятий по программе «Арсенал». Что-то сами находили, что-то нам подсказывали неравнодушные люди из числа местных жителей. Ну и очень многие, конечно, с пониманием отнеслись к ситуации и добровольно начали сдавать оружие.
Вообще, успешность подобных мероприятий в большой степени зависит от настроения людей, от того, как они понимают ситуацию, от их человечности, менталитета и тому подобных вещей.
– Меня, честно говоря, всегда удивляло, откуда это оружие берется. Ведь программы подобные «Арсеналу» проводились и раньше, но, тем не менее, каждый раз находится, что изъять.
– На самом деле, никакой загадки нет. Понимаете, в Советском союзе было выпущено больше 9 миллионов единиц гладкоствольного огнестрельного оружия. Ружье можно было свободно купить во многих сельских магазинах. Когда перед самым развалом Союза в последний раз считали, сколько из этого количества зарегистрировано, оказалось, что хорошо, если половина. То есть на всю территорию СНГ мы получили около 4 миллионов незарегистрированных стволов. Естественно, что часть из них осела в Беларуси. Сколько именно – трудно судить. Человек забросил на чердак ружье и оно там лежит. Бывает, что сам не пользуется, но и сдавать не спешит. Или вообще забыл о его существовании.
– Что изымается чаще всего?
– Незарегистрированное гладкоствольное оружие: охотничьи ружья, карабины – в основном малокалиберное, также более 1000 боевых патронов в этом году изъято. Попадаются и «боевые» стволы. Винтовки Мосина, например, со времен войны в некоторых домах хранились. Часто сдают оружие по такой схеме: выкидывают куда-нибудь в траву, в лес, а потом уже нам звонят и говорят, мол, там-то и там-то нашли ружье. Хотя люди прекрасно знают, что за добровольную сдачу их никто наказывать не будет, но все равно осторожничают. Мы со своей стороны не против, нам важно, чтобы сдавали, а в какой форме – дело десятое.
– А бывает, что разоружаться не хотят?
– Да, причем пытаются сохранить нарезные стволы. В этом году были такие случаи, заводились уголовные дела. Отмечу момент – иногда изымаем ружье, а у него цевье, колодка и стволы имеют разные номера. Кто-то собирал конструктор, значит.
– Типичный нарушитель это?
– Человек с доходами ниже среднего уровня.
– Этот портрет как-то меняется с годами?
– Не столько портрет, сколько менталитет. Раньше было как: вот сельский житель: его деды и прадеды испокон веков жили в этой деревне, ну, и в доме всегда было ружьишко. Раз в полгода или раз в год человек выходил в лес, стрелял дичь, себе брал, соседей угощал. Это было в порядке вещей.
Сейчас же причина основной массы нарушений – желание заработать. Поймал – продал, купил водки – выпил.
– Кого среди браконьеров больше: охотников или рыбаков?
– Рыбаков. Леща ловят, судака, жереха, линя.
– Это правда, что незаконные орудия лова теряют популярность?
– Да, есть резкий спад. Несколько лет назад изъять 10-15 электроудочек за год – было нормально. А сейчас за полгода всего две.
– С чем это связано?
– Я по близлежащим районам браконьеров знаю в лицо и знаю, кто где живет. Так вот они все перешли на обычные удочки. Профессиональный рыбак удочкой может наловить столько же рыбы, сколько другой сетями. Он знает повадки рыбы, места где она водится, время в которое надо ловить. Он за час пойдет и наловит 10-15 лещей. Многие говорят: «Спасибо инспекции, из-за контроля гораздо безопаснее ловить стало». А почему? Потому что он поймает пять килограммов, занесет домой и снова пойдет удить. И вроде как превышения нет. Раньше-то он ловил по двадцать кило за раз и рисковал, а сейчас – по пять. Но все равно, конечно, ловим особо ретивых и наказываем. Вообще 70-90 процентов задержаний происходит благодаря информации, полученной от населения.
– Сдают?
– У людей меняется отношение к природе. Люди хотят, чтобы все это богатство увидели и их дети тоже. И дети детей. Поэтому сейчас, когда человек видит браконьера, он вместо того, чтобы просто пройти мимо, отправляет SMS мне на мобильник, а потом уже мы выезжаем и задерживаем. С рыбаками-любителями тоже постоянно проводим работу. Я всегда говорю, ребята, вы приехали сюда за двести километров, чтобы поймать эти два-три килограмма рыбы, отдохнуть и получить удовольствие. А оказывается, что перед вашим носом, какой-то крученный персонаж наставил сетей и все выгреб. Вам это нужно? Вам не обидно? Нас в инспекции 36 человек на всю область – мы не можем контролировать все. И люди начинают понимать, что дело и в их личном отношении тоже. Я не успеваю раздавать визитки.
– Много звонков поступает?
– Очень. Мне жена говорит – Рогаль, езжай на дачу, там слушай про своих браконьеров. Опубликуйте, кстати, телефон – 356-52-79 velcom.
– Сопротивление при задержании оказывают часто?
– Нет, максимум могут оттолкнуть и убежать. А то был еще курьезный случай весной, мы приехали, а он побросал снаряжение, зашел по шею в воду и кричит: «Не выйду!». Цирк.
– Как меняется состояние лесов за последние годы?
– Первое, что бросается в глаза – мусора намного меньше, чем, скажем, десять лет назад. Лучше стали работать специализированные службы, да и туристы более ответственно относятся к природе.
Кроме того, изменяется возрастной состав лесов. С каждым годом становится все больше приспевающих зеленых насаждений.
– То есть в целом есть улучшение?
– На мой взгляд – да. Возьмите посмотрите на состояние лесов в Европе – там не лес, там парк. Таких чащ как у нас там нет. В Беларуси много мест, где полнота стояния лесов выше единицы – то есть запас древесины на один гектар выше нормы. Вот здесь сейчас, где мы идем от 350 до 400 кубометров древесины на гектаре. И с каждым годом запас на одном гектаре возрастает.
– Не слишком ли много леса?
– Слишком много леса не бывает – лес это наша вода, земля и наш кислород. Можно только порадоваться, что мы становимся богаче.

Евгений Ерошенко, «БН»

Рассказать друзьям:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники