Григорий Петкевич: «Пиво пьют не ради эффекта»

Генеральный директор ОАО «Криница» Григорий Петкевич У пивоваров сейчас не лучшие времена. Кризис и ограничения, наложенные государством в рамках борьбы за здоровый образ жизни, приостановили рост одного из самых перспективных сегментов отечественного бизнеса. Тем не менее, производители пива не теряют оптимизма. Наш сегодняшний гость – Григорий Петкевич генеральный директор «Крыницы» — крупнейшего белорусского пивоваренного завода.

— Григорий Иосифович, что сейчас происходит на пивном рынке?

— К сожалению, нельзя сказать, что последние два года он успешно развивается. Частично это связано с действиями государства, такими как запрет на мелкорозничную торговлю, на употребление пива в общественных местах, более чем 50 процентный рост стоимости акциза и т. д. Понятно, что каждое из этих ограничений было обоснованным, но в совокупности мы получили отсутствие роста пивного рынка в Беларуси. По самым оптимистическим прогнозам, пивовары планируют удержать потребление пива на уровне прошлого года, более реальный прогноз — 95% по сравнению с 2009 годом. Однако стоит еще учесть, что в 2009 году белорусы выпили на 5% пива меньше, чем в 2008.

— Какую долю рынка сейчас занимает ОАО «Криница»?

— I квартал в этом году был очень тяжелым. Кроме ограничений, о которых я уже сказал, на ситуацию повлияли и другие факторы. Вспомните, какой морозной в этом году была зима. Когда на улице -20 С, пиво — не самый популярный напиток. Кроме того, нам пришлось корректировать ценовую политику, что, разумеется, сказалось на продажах. Тем не менее ОАО «Криница» удалось удержать 29-30% от общего объема рынка. В объеме производства белорусского пива мы занимаем более 43%.

Результаты прошлого года таковы: в 2009 году завод сварил 145 миллионров литров пива, это 107% по отношению к 2008 году. В этом году, чтобы выполнить все взятые на себя обязательства, рассчитаться с кредиторами и бюджетом, необходимо произвести и продать не менее 160 миллионов литров, то есть 110% к уровню прошлого года. И это минимум. Государство поставило перед нами задачу выполнить план на 114%.

— Ближайшие задачи, которые «Крыница» будет решать на рынке пива?

— В Беларуси, на мой взгляд, запредельно высокий процент импортного пива. Доля импорта на рынке около 30% — это очень много. Задача белорусских пивоваров в общем и наша в частности — научиться более эффективно противостоять этому давлению, найти конкурентные преимущества.

— А более конкретно?

— Самое главное — обеспечить стабильное качество выпускаемой продукции. В конце марта мы ввели в эксплуатацию четвертый пусковой комплекс и закончили свой, как мы называем, «семилетний марафон», который обошелся предприятию в 306 миллиардов рублей. Теперь можно говорить о том, что самое современное пивоваренное оборудование в Беларуси установлено на заводе «Криница». Реконструкция проводилась в партнерстве с мировыми лидерами в своих отраслях: в варочном производстве, бродильном и т. д. Это такие компании, как Zitmann Gmbh, Krones, KHS. Фактически сегодня мы готовы к тому, чтобы быть в этом сезоне более успешными и результативными игроками на рынке.

Если говорить о планах более конкретно, то мы будем продвигать лицензионные сорта. Например, с июня на рынок вышел Kaltenberg Hell. По сравнению с Kaltenberg Pils это более мягкое пиво, без ярко выраженной хмелевой горечи. Его плотность — 11%, содержание алкоголя — 4,5% об.

Второе направление по росту объемов — экспорт. Мощности завода позволяют варить 240 миллионов литров качественного пива в год. Потенциал для роста продаж огромный. Хочу подчеркнуть, что «Криница» принципиально не применяет технологии, позволяющие уйти от нормального, классического процесса брожения. Мы не используем вкусовые добавки, не планируем внедрять ускоренный цикл производства, у нас другая философия. Мы считаем, что классическая технология пива всегда выигрывает по качеству и вкусу.

— Какова экспортная география пива «Криница»?

— На Россию приходится примерно 85% от общего экспорта пива, благодаря тому, что наращивать экспорт мы начали еще три года назад, открыв собственное предприятие в Смоленске. В этом году открываем аналогичное в Москве. Там сложный, избалованный рынок, но мы уверены в своем успехе. А вообще основная география наших продаж по России — это приграничье и Санкт-Петербург, в который мы ежегодно экспортируем до 400 тысяч литров пива. Это примерно 25-30 длинномерных фур в месяц. Далее по значимости и объемам продаж идет уральский регион — у нас есть дистрибьюторский центр в Челябинске. Что касается юга России, это Краснодар. Конечно, этими регионами наши поставки не ограничиваются.

В этом году поставки пива организованы в Украину: в Харьков и Киев. Тоже сложный рынок, там много своих брендов, но 40-50 тысяч литров в месяц мы нашим южным соседям уже отгружаем.

Оставшиеся 15% — это Прибалтика и страны Евросоюза.

А вообще наше пиво есть в продаже даже в Находке, а это почти 8 тысяч километров от Минска. Я сам был удивлен, когда узнал об этом.

Но надо признать, что для пива радиус поставок не должен превышать 1500 км. Во-первых, из-за сроков хранения. Мы гарантируем срок хранения продукта в течение 9 месяцев, но любой любитель пива (и я в том числе) вам скажет, что напиток надо пить максимально свежим. Во-вторых, встает вопрос затрат. Если продукцию придется везти очень далеко, расходы на логистику могут превысить прибыль от ее реализации.

Тем не менее наше пиво представлено в Армении и Азербайджане, Туркменистане. Тестовая поставка для изучения спроса отправлена во Вьетнам. В принципе, если есть интерес, мы готовы поставлять пиво куда угодно. Хоть в Венесуэлу, чтобы танкер обратно порожняком не шел.

— Есть ли разница во вкусовых предпочтениях россиян и белорусов?

— Мы ее не ощущаем. На внешних и внутренних рынках львиную долю продаж — около 55% — занимают «Криница-1 Люкс» и «Криница Классическое Люкс». Это объяснимо, потому что это легкие классические сорта пива. Более плотное «Криница Крепкое» занимает 18%, «Александрия» — около 15%.

В этом году мы вышли в сегмент премиум-сортов, выпустив бренд «Криница Премиум», и, кстати, сразу получили заказы из России.

— Будет ли на ОАО «Криница» восстановлено производство непастеризованного пива?

— Это проект следующего сезона. В этом году говорить о таком сорте пива было бы преждевременно.

— Почему?

— Потому что непастеризованое пиво нужно пить здесь и сейчас. А это, в первую очередь, пабы. К сожалению, в нашей стране HoReCa находится в зачаточном состоянии. Это связано, прежде всего, с тем, что только на оформление документов, необходимых для открытия пивного ресторана или паба, нужно затратить около года. А ведь как способ противодействия запретам на употребление пива сеть пивных заведений очень хороша. Сейчас она формируется, и как только созреет, мы сразу будем готовы предложить непастеризованное пиво.

— Будут ли это фирменные пабы «Криницы»?

— Это будет целая сеть пивных пабов под брендом «Криница». Но развивать ее будем не мы. HoReCa — не наш профиль. Я считаю, каждый должен заниматься тем, что умеет лучше всего. Мы варим хорошее пиво. Мелкий бизнес умеет привлекать посетителей, формировать культуру потребления и т. д. Наше предприятие может способствовать развитию такого бизнеса. Сегодня мы готовы оказывать помощь в вопросах подготовки бизнес-плана по развитию таких небольших торговых объектов, нами уже подобраны стационарные конструкции всесезонного павильона, есть серьезный партнер-поставщик, разработан дизайн интерьера и примерное меню. Кроме того, мы обязательно будем помогать в согласовании выбранного помещения под паб с местными властями, и, конечно, на очень выгодных условиях предлагать его техническое оснащение.

— По каким причинам закрылся ресторан «Криница» в Минске?

— Ресторанный бизнес — это совершенно другая сфера деятельности. Трудно усидеть на двух стульях одновременно (Это не удалось даже Олегу Тинькову в России). Ресторан в центре города — это серьезное дело, требующее постоянного внимания. Мы были загружены множеством проблем, решение которых отнимало массу времени и сил и не приносило дохода. Кстати, я считаю, что пиво — не ресторанный напиток. Вместо одного большого заведения гораздо эффективнее держать десяток мелких. Поход в ресторан — это событие, в том числе и для семейного бюджета. А в паб можно заходить ежедневно, на бокал пива после работы или в выходной день посмотреть с друзьями футбольный матч. Когда человек пьет пиво, он не должен думать о своем кошельке.

— Белорусы пьют много пива?

— В прошлом году средний белорус выпивал 47 литров пива, а средний минчанин — 70 литров.

— Насколько оправдан, на ваш взгляд, запрет пить пиво в общественных местах?

— Молодежь массово употребляет слабоалкогольные напитки, в том числе и пиво. Государству эта тенденция не нравится. Его позиция понятна: когда-то надо начинать наводить порядок. Было ли принятое решение самым удачным из возможных вариантов? Тут можно подискутировать.

— В Чехии потребление пива составляет 160 литров пива на одного жителя в год. Почему там нет проблемы пивного алкоголизма, а в Беларуси есть?

— Понятие «пивной алкоголизм» получило распространение только в России и у нас. Во всем мире принято говорить об алкоголизме вообще. В Чехии многолетняя культура потребления пива и высокие цены на крепкие спиртные напитки. А у нас бутылка водки стоит столько же, сколько 2 банки пива. Разве это нормально? Люди привыкли все пересчитывать на градусы, и получается, что выгоднее купить более крепкий алкоголь. При равной стоимости от него «эффект» выше. Но ведь пиво пьют не ради эффекта.

Евгений Ерошенко для журнала «АЛЛО, МТС»

Рассказать друзьям:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники
It's very calm over here, why not leave a comment?

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.