Василий Новик: «Не могу позволить сыну делать мои ошибки»

Василий Новик глава фермерского хозяйства «Вилия-Агро»

Путь к фермерству владельца КФХ «Вилия-Агро», как и некоторых других его белорусских коллег, лежал через логистические услуги. Отработав четверть века сначала просто ветеринаром, затем главным ветеринаром, а потом отказавшись от должностей врача района и председателя хозяйства, Василий Новик занялся грузоперевозками.

Экскурс в историю

— Как вы стали фермером?
— Зарплата зампредседателя колхоза, когда я уходил в середине 90-х, находилась на уровне примерно 30 долларов. Понятно, что возможности дальше оставаться в колхозе не было. Коллеги позвали в коммерцию — ушел, поработал там какое-то время. Но ведь человек в душе мещанин, тем более я вырос в деревне и всегда хотел иметь свое. В 2003 году, когда я уже семь лет как не работал в АПК, тогдашний начальник сельхозуправления Александр Юреня предложил взять хозяйство: «Ты, говорит, толковый, в тебе есть жилка. Ваш «Новый путь» разделили на три части — одну бери». В общем, дал он мне характеристику, выделил 150 га земли, и стал я фермером.

— Не много для начинающего-то? Люди вон стартуют с 5–7 га.
— Дело в том, что я же всю жизнь на земле. Я знаю: чтобы она давала отдачу, должен быть севооборот. Если иметь 5 или 25 га, то нет возможности выдержать технологию. Какой смысл баловаться, если нет технологии?

— Стартовый капитал был кредитным?
— Нет. Только личные запасы. Тогда, если не было имущества под залог, государство денег не давало. Так что просто скинулись деньгами я и брат.

— Где людей брали?
— Мы за свои деньги купили подержанный трактор МТЗ-82 и восемь покрытых нетелей. Для обслуживания взяли из реформированного хозяйства пару скотников, доярку и бухгалтера. Доярке я сразу предложил работать заведующей фермой. Отказывалась, мол, у меня ни опыта, ни командирского голоса, а я ей: «Ольга, дай мне год, и тогда я скажу, что в тебе есть, а чего нет». В любом случае предупредил, что буду поддерживать: никогда не выругаю прилюдно, не оскорблю. В общем, уговорил.

— Жалеть о выборе не пришлось?
— Ну что вы. Я дал человеку возможность: решай вопросы, как умеешь. Естественно, с оговоркой: будешь неправа — поправлю. Это нормальный подход, ведь не попробуешь — не узнаешь. Кстати, профильного образования у нее до сих пор нет никакого, но на сегодняшний день она и осеменатор, и заведующая фермой, и зоотехник, и даже частично ветврача подменить может в случае необходимости. Теперь я такого специалиста не променяю ни на какого другого с высшим образованием.

— За счет чего хозяйство выживало на первом этапе?
— У нас были грузовики. Логистика — это быстрый оборот и живые деньги за каждый рейс. За счет перевозок платили зарплату. Вообще, конечно, с кадрами трудно было еще и потому, что люди считали: раз к частнику идешь, значит, зарплата обязана быть в два-три раза выше колхозной. Спустя какое-то время хозяйство понемногу начало разрастаться. Поработали год — дали нам еще 150 га. Потом через пару лет предложили взять соседнее хозяйство — СПК «Кутузовский». Я отказывался, но председатель райисполкома был крайне убедителен.

— То есть фактически добровольно-принудительно?
— Можно и так сказать. Хотя идея-то была правильной. Пока есть дураки типа меня, готовые «впахивать», надо так и делать: раздавать землю через «не хочу». Золота в Беларуси нет, нефти — тоже негусто. Земля — главное богатство. Животноводством тут заниматься можно и нужно, и это наша золотая жила. При этом я твердо убежден, что будущее — только за частником.

Это не значит, что я против колхозов. Процесс должен быть постепенным, без резких движений. Не надо, как в 1917 году, менять именем революции: одномоментно колхозы распускаем и с завтрашнего дня все идем в фермерство. Очень много толковых, порядочных директоров и председателей.

Что касается частника, то он должен быть уверен, что средства производства никуда от него не денутся. А у нас как? Пришел толковый руководитель, поработал пять лет, только-только начал узнавать землю, а его р-раз — и повысили. Новый человек приходит и опять начинает методом тыка все осваивать. Вот, например, мой сын отучился в Англии. Говорит как-то: «Папа, давай мы посеем столовую свеклу». Я отвечаю: «Нельзя, нехватка бора в земле», а он: «Нет, все равно давай попробуем, дай 10 га». Я ему говорю, мол, можешь брать метр на метр и пробовать, а 10 га я тебе портить не позволю. Потому что бесцельно закопанные деньги.

— Кто прав в итоге оказался?
— Ну конечно я. Я же там уже сеял (смеется). Не могу же я ему позволить делать мои ошибки. Почему капиталисты хорошо живут? Потому что у них книги и истории полей многие десятилетия ведутся — хозяин точно знает, какая культура на каком участке и при какой технологии даст максимальный эффект. Поэтому каждый клочок земли работает на все 100 %. У нас же, не секрет, при официальном дефиците пахотных земель есть много площадей, которые не обрабатываются или обрабатываются плохо.

Лучше с прибылью 5, чем в убыток 8

— Что собой представляет ваше хозяйство сейчас?
— На сегодняшний день у нас уже 1 260 га земли. В растениеводстве акцент делаем на кукурузу, потому что она экономически наиболее выгодна. Сеем 100 га на семена, которые покупаем в Ивацевичах на кукурузокалибровочном заводе , и еще 150–200 га — на зерно и сенаж. Также занимаемся картофелем, зерном, капустой. Есть 6 га яблоневого сада, плантации голубики и земляники, закладываем грушевый сад.

— Фермерам свойственно искать какие-то ниши, которые не могут закрыть обыкновенные хозяйства. Вот в животноводстве вы, например, не стали заниматься мясом. Почему?
— Мы пошли по молочному, а не мясному направлению. Это более тяжелый путь, потому что три года надо потратить только на то, чтобы телка превратилась в корову. Но я всю жизнь был связан с молочным животноводством — оно для меня привычнее. Когда рентабельность молока падает в ноль, не скрою: бывает желание вырезать стадо. Но когда злой приходишь в коровник и всех их видишь, настроение меняется. Ты же всех их знаешь: откуда пришла, сколько лет, как доится. Как подумаешь, что их не будет… В общем, молоко — это мой стиль жизни. Я без буренок себя не представляю.

— У вас большое стадо?
— Сейчас в хозяйстве 400 голов скота. Голштины-фризы в основном. Я считаю, это неплохая порода. Сперму вот уже третий год частично берем свою, частично покупаем канадскую. Вообще скажу, что в Беларуси неплохо налажена племенная работа. Правда, выше удои мы получаем пока от «канадцев». Молоко сдаем на Кобринский маслосырзавод: он платежеспособен. Каждые пять дней нам аккуратно перечисляют деньги.

Надои — 5 166 л на корову по итогам 2013 года. Нужно учесть, что мы не используем никаких биодобавок, шротов, БМВД — применяем только дедовский помол: сами готовим смесь из ржи, овса, пшеницы и т. д. Дело в том, что после 5 тыс. л надо балансировать рацион по микро- и макродобавкам. Если бы я это делал, мое поголовье могло бы дать и 8 тыс. л. Но экономически такие высокие надои невыгодны, потому что добавки стоят сумасшедших денег. Я бизнесмен, и меня интересуют деньги. Поэтому я считаю: лучше с прибылью доить 5 тыс. л, чем в убыток — 8 тыс.

Плюсы привязного содержания

— Как известно, в Беларуси в качестве базовой технологии при производстве молока принято беспривязное содержание. Ваше хозяйство движется в русле общей тенденции?
— Нет, у нас привязное содержание. Я считаю, что, занимаясь молоком, надо учитывать специфику. Беспривязное содержание требует настолько точной регуляции кормовой базы, которой в Беларуси добиться нереально. Да, оно оправданно, если всего вдоволь.

Еще один фактор — иерархия внутри стада. При беспривязном содержании сильная корова, которая дает мало молока, отгонит от кормушки пятерых производительниц-первотелок. Год пройдет, прежде чем они заматереют и начнут показывать силу. У меня же соседи молодой телки ограничены в движениях, и я точно знаю, что свою норму она съест.

Ну и наконец, обезличивание животных. У нас коровы стоят по порядку, каждая имеет тавро, доярка их всех знает. Такого в принципе не бывает, чтобы корова не на свое место встала, не говоря уже о том, чтобы сотрудница не заметила каких-либо проблем со здоровьем. К слову, в «Вилии-Агро» один из самых низких в районе показателей соматики. Почему? Потому что есть гарантия, что доярка, после того как подоила, занесет аппараты в моечную. Потом всех коров выгоняют на прогулку — неважно, снег или дождь. Мы не выгоняем только при морозах ниже –25 °С. Пока животные во дворе, транспортер сгребает старую солому, и возвращаются они уже на свежую, почти стерильную подстилку. Так происходит каждый день. Вымя — это же болевая точка коровы. Если подстилка ежедневно меняется, то и с маститами проблем нет.

К тому же напомню, что беспривязное содержание гарантированно обеспечивает проблемы с копытами. Зачем они нам?

— Одним из плюсов беспривязного содержания считается возможность преодолеть дефицит кадров. Опять же, можно сэкономить на зарплатах.
— Смотрите: у нас доярка обслуживает примерно 46 коров, а при беспривязном — около 200. Неэффективно? Но я же продлеваю срок жизни коровы. При беспривязном содержании животные выбывают на комплексах максимум за четыре года, а у меня стоят десятилетние буренки. Вот за те шесть лет, в течение которых животное дополнительно дает молоко, «лишние» затраты на доярок вполне себе окупаются. Одна корова стоит порядка 10 млн, процент выбытия всем известен. Вот и посчитайте.

— Давайте, кстати, уточним, сколько у вас получают доярки?
— Меньше чем по 3 млн на руки никто не получает. В хозяйстве работает система бонусов: три лучших доярки ежемесячно премируются. Лучшие по итогам года получают ценный приз: это может быть музыкальный центр, телевизор и т. д. В 2009 году — в год Быка — лучшую доярку наградили теленком: перевязали красными ленточками и подарили.

Кроме того, доярки, у которых нет проблем с работой и дисциплиной (не пьянствуют, например), раз в год бесплатно получают по тонне сена, соломы и две тонны зерна. Это дополнительный стимул, потому что у каждой есть свое хозяйство. Напомню, что тонна зерна по ценам 2013 года стоила около 3 млн руб. Наконец, все работники могут для своих хозяйств заказать работы по посадке, уборке и т. д. за 50 % от стоимости.

Что касается механизаторов, то те из них, которые проявляют желание, легко зарабатывают до 1 000 долларов.

Люцерна без опозданий

— Уже много лет «проблема белка» — одна из самых актуальных в белорусском животноводстве…
— Шрот мы не используем, но огромное внимание уделяем люцерне. Кроме того, сеем смесь озимой вики и ржи. Мне очень нравится, поскольку получаем два сезонных укоса: осенью сеем вику и рожь, а когда вика зацветает, мы ее выбираем и сеем сверху кукурузу, которая успевает дойти практически до восковой спелости. Еще при кормлении скота чередуем корма из вики, клевера, люцерны, тимофеевки с чисто кукурузным кормом. День одним, день другим. Если кормить только кукурузой, коровы жиреют, начинаются проблемы с отелами, с отделением последа и т. д.

Вообще, у нас на сегодняшний день имеется примерно трехгодичный запас кормов. Где-то по 5 тыс. т сенажа и силоса при потребности приблизительно 1 700 т.

— Приходилось слышать мнение, что травы нерентабельны…
— Ну, не знаю. У нас люцерна дает пять-шесть укосов за лето. Это при среднем балле пашни 22. Как она может быть нерентабельна? Главные затраты — пахота, но люцерну лет десять пахать не надо. Подкормка? Люцерна выделяет азот, калийными ее с осени подкормил, весной чуть азота дал — все. Это очень выгодная культура.

— Зато требовательная. Известно же: опоздал на несколько дней — и люцерна несъедобна.
— Что значит «опоздал»? У нас нет такой проблемы.

— Вы заготавливаете корма в яме или работаете с пленкой?
— Используем сенажную яму. Хочется попробовать рукава, но, к сожалению, нет своей техники. В сенажной яме главное — сроки выдержать и хорошо утрамбовать. У нас есть погрузчик ТО-25, им и трамбуем.

— Какие сорта используете?
— Семена кукурузы в основном белорусские. Пробовали импортные, но… Может, год такой был… Урожайность не впечатлила: на уровне наших сортов. Из сортов используем «полесский», «адонис» и др.

— Вообще, у вас очень интересный набор культур. Это конвейер, который каждый месяц дает деньги?
— Дело в том, что невозможно заниматься чем-то одним. Надо отработать несколько направлений, чтобы одно компенсировало другое, иначе вылетишь в трубу. У нас еще нет такой практики, как на Западе, когда ты заключаешь договор, по которому тебе компенсируют форс-мажорные обстоятельства: засуху или другие нюансы.

В 2013 году построили свиноферму, рассчитанную на получение до 5 000 поросят, — с подогревом пола и всем-всем-всем. Довели до 95%-ной готовности. Денег ухлопали уйму. Хорошо, что свиней закупить не успели, хотя племенные животные уже были выделены. А тут АЧС… Если бы только на свиноводство рассчитывали, то прогорели бы. Вот и приходится диверсифицировать производство. Другой пример: в прошлом году картошку вообще не брали, зато в этом она хорошо продается, да и цена более-менее. В перспективе планируем дать хорошие объемы по козьему молоку. Причем я хочу увязать его производство с агротуризмом: подоить козу, изготовить сыр и т. д.

Кадры есть, дефицита нет

— Ощущаете ли вы проблему дефицита кадров?
— Я считаю, что как такового дефицита нет, но на рынке труда существует проблема качества. В хозяйстве работают 38 человек — все специалисты. Я предъявляю достаточно высокие требования к работнику, поэтому человека соответствующей квалификации приходится искать. Пьяница мне не нужен. Зато сейчас я бы взял толковых механизаторов: согласен даже с семьями поселить. А также пару полеводов — и им бы нашлось применение.

К слову, в прошлом году впервые взяли студентов на практику. Пришлось за них, конечно, побороться. Чтобы ребятам разрешили проходить практику, фермерское хозяйство должно быть включено в соответствующий список в облисполкоме, а нас там не было. Ну и я озвучил эту тему в присутствии губернатора. Он дал добро, и в 2013 году у нас уже работали два механика из Пружанского колледжа. Еще маляров взяли из Кобринского строительного училища: прекрасные хлопцы, особенно после того, как дополнительно получили права механизатора. Никаких проблем.

Я вам по кадрам еще так скажу: главная цель руководителя — собрать коллектив и потом сохранить, удержать его. Может быть, даже себе в убыток. Сейчас или потом, но люди всегда принесут отдачу. Даже те, которые на каком-то этапе оказались невостребованными.

— Последний вопрос: что бы вы порекомендовали человеку, который хочет быть фермером? Какое направление несет минимум рисков при хорошей финансовой отдаче?
— Растениеводство. Если навыков нет, как раз научится. Рекомендую обратить внимание на картошку, свеклу, капусту, лук. Эти культуры даже если перекупщикам продавать — все равно получается выгодно. Неплохой эффект дают яблоки, но в них сперва нужно солидно вложиться. Да и деньги вернутся только через несколько лет. Что касается животноводства, то выгоднее всего — свиноферма. Правда, и тут дорогой «вход»: построить свинарник, закупить поголовье. К тому же не стоит сбрасывать со счетов угрозу АЧС. В растениеводстве проще: взял землю, внес органики, чуть защитил, и все. Пусть урожай не будет рекордным, но деньги вернешь с прибылью.

Рассказать друзьям:

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Одноклассники